Вход |  Регистрация
 
 
Время электроники Вторник, 21 ноября
 
 


Это интересно!

Ранее

Министр Никифоров о ПО: язык санкций бы не сработал

Минкомсвязи предлагает направить больше 100 млрд руб. на субсидии для разработчиков отечественного ПО, в том числе мобильной ОС, мессенджера и электронной почты. Источником финансирования может стать сбор с продаж софта в России, рассказал в интервью ИТАР-ТАСС министр связи и коммуникаций Николай Никифоров. Между тем, российские ИТ-компании высказались против сбора на создание отечественного ПО.

Николай Колесов: КРЭТ не собирается останавливаться на достигнутом

О кадровой политике концерна и создании системы подготовки, переподготовки кадров в концерне «Радиоэлектронные технологии» рассказал Генеральный директор концерна Николай Колесов.

Наш ответ на эмбарго: беседа с гендиректором АО НПО «Квант» Геннадием Капраловым

Ужесточение санкций США и ЕС по отношению к России стимулируют нашу страну к скорейшему решению вопросов военной безопасности, технологической и производственной независимости. Они активно решаются и на предприятиях ОПК Новгородской области.

Реклама

По вопросам размещения рекламы обращайтесь в отдел рекламы

Реклама наших партнеров

 

25 сентября

Американская мечта в России: от землекопа до президента компании

Борис Рудяк, президент компании «РБА-групп», человек на российском рынке электроники известный. Если вам это имя ничего не говорит, приведем список компаний, входящих в «РБА-групп»: «КОМПЭЛ», ДКО «Электронщик», «Контракт-Электроника», «Терра Электроника», «Мастер Кит», «Даджет», медиагруппа «Электроника. Обо всем, что мы сказали, слышите в первый раз? Значит, вы не электронщик, но в любом случае советуем вам прочесть интервью – об электронике там совсем мало, а о Борисе Рудяке вы узнаете много интересного.



Расскажите вкратце о себе.  

– Я родился давно, в 1955 г. Как и все учился в школе, правда, так получилось, что мне пришлось дважды школу менять, и, в итоге, я проучился в трех разных школах. Параллельно еще и в музыкальной. В 15 лет устроился на летние каникулы работать землекопом в геодезическую экспедицию. Я рыл ямы сложного профиля со ступеньками, а почвовед спускался в них, брал пробы почвы на разной глубине и давал рекомендации колхозникам по посадке тех или иных культур. Я и сейчас могу вполне профессионально обращаться с лопатой. Проработав пару месяцев, я заработал кучу денег, по моим тогдашним понятиям. Сейчас уже и не помню, на что их потратил. Работая землекопом, я приобрел свой первый важный рабочий навык. Сегодня я бы назвал его умением дозировать усилие. Если вы, копая, воткнете штык лопаты в землю на всю глубину, то рискуете, вытаскивая землю, сломать лопату. Если будете углублять штык на небольшую глубину, захватите слишком мало земли. Чтобы достичь максимального результата, нужно, в зависимости от плотности почвы, воткнуть штык лопаты в землю на правильную глубину. Так и в бизнесе: проекты должны быть не слишком масштабными, поскольку с ними можно не справиться, но и не слишком мелкими, дающими малый результат.

После окончания школы я поступил во ВТУЗ при ЗИЛе. Система обучения во ВТУЗе была необычной: неделю учишься как на дневном факультете, следующую неделю – как на вечернем, то есть учишься и работаешь. Семь лет проработал на автомобильном заводе АЗЛК, первые четыре года – слесарем, а потом еще три года – инженером. Этот период моей биографии длился с 1973 по 1980 гг. Ну а следующим моим местом работы оказалась… психиатрическая больница.

– Отчего такая резкая перемена сфер деятельности?

– Мне хотелось посмотреть на мир с разных сторон. Я хотел устроиться на простую работу, где нужно было работать руками и, где я мог бы уделить достаточно времени наблюдениям и размышлениям. Но с дипломом о высшем образовании найти подобную работу никак не удавалось. Меня нигде не брали. Даже санитаром в обычную больницу не брали, а в психиатрическую – взяли. Там я проработал полгода, и наблюдений и размышлений получил сполна. После этого сменил с десяток профессий: был сторожем, пожарным (однажды в одиночку пришлось тушить пожар), снабженцем и водителем в театре (когда Караченцов сломал ногу, мне поручали привозить его в театр на репетиции), лесосплавщиком, подсобным рабочим на стройке, сборщиком грецких орехов, сопровождающим групп авиатуристов, и, наконец, фотографом. Основам фотодела меня еще в детстве научил отец. Фотографом я проработал четыре года, заодно освоил еще и профессию видеооператора. Пытался даже начать свой фотографический бизнес, но потом, поразмыслив, решил заняться электронными компонентами.

– Почему именно электронными компонентами, каковы причины?

– Это был для меня очень серьезный выбор. Я видел в бизнесе, связанном с электронными компонентами, существенные преимущества перед другими видами бизнесов. Во-первых, я ничего не понимал в электронике, значит, мне пришлось бы многому учиться. Для меня это всегда было привлекательным. Во-вторых, электроника на тот момент непрерывно развивалась уже сорок лет, и не было оснований полагать, что произойдет замедление или остановка в развитии в ближайшие десятилетия. Суть этого развития – прогресс в технологиях, воплощенных в электронных компонентах. Для меня это означало, что заниматься надо электронными компонентами. И, наконец, электроника на уровне компонентов – это очень сложное дело, следовательно, вряд ли заинтересует бандитов или коррумпированных чиновников. Точно помню, что окончательное решение заняться этим бизнесом я принял 1 мая 1992 г.

– Начинать пришлось в одиночку? Как развивался бизнес?

– Начинал в одиночку, потом пришел еще один человек, потом еще один… и сегодня нас восемьсот. Чтобы войти в рынок и начать что-то понимать в электронике, я решил начать с создания мастерской по ремонту импортной электронной техники. Мастерская просуществовала около года. К концу этого периода я уже довольно много знал о проблемах покупки компонентов для ремонта импортной техники. Среди ремонтников, работающих в мастерской, я нашел будущего партнера – Владимира Манько. Вот так и начался бизнес, который продолжается по сей день.

– Где вы приобретали компоненты для продажи?

– В то время был простой и надежный способ – поехать в Сингапур, который тогда, можно сказать, специализировался на продажах электронных компонентов. Так мы и сделали. Привезли чемоданчик компонентов, но реализовать его смогли лишь наполовину. Первый блин вышел, может быть, и не комом, но и удачным его не назовешь. Но уже, начиная со второй поездки, ошибок мы практически не делали. ДКО «Электронщик», благополучно существующий поныне, и есть начало нашего бизнеса.

Далее мы обнаружили, что компоненты одного наименования у нас иногда покупают партиями по 200–300 шт. Ремонтники такие закупки делать не станут. Мы заинтересовались этим явлением и выяснили, что приобретают наши компоненты для производства небольших серий разных электронных изделий. Вот так мы открыли для себя еще одну сферу приложений наших усилий. Для поставки компонентов производственным компаниям мы организовали «КОМПЭЛ», название образовано от словосочетания «компоненты электронные».

–За 20 лет очень многое изменилось в компании?

– Конечно, многое поменялось за 20 лет. Да все поменялось, но меня радует, что сегодня у нас много сотрудников, чей стаж работы в компании исчисляется 15–20 годами. Значит, и ими, и мной был сделан правильный выбор.

– Вы по-прежнему принимаете на работу каждого сотрудника лично?

–Раньше я беседовал с каждым соискателем, но сейчас – лишь с теми потенциальными сотрудниками, которые должны будут принимать решения в тех или иных бизнесах, будут облечены полномочиями. На большее, к сожалению, нет времени.

– Вы научились делегировать полномочия?

–Конечно, иначе «РБА-групп» не мог бы существовать! Можно успешно руководить, как известно, 7–8 сотрудниками. Можно плохо руководить 10 сотрудниками, но уже практически невозможно эффективно управлять 15 сотрудниками. В любой многочисленной структуре возникает иерархия, иначе структура становится попросту нежизнеспособной. Однако строго иерархическая структура в непрерывно развивающейся отрасли электроники не может быть эффективной. Я стараюсь построить компанию таким образом, чтобы ею управлял  коллективный разум. Мнение каждого сотрудника может оказаться ценным. И сам я стараюсь быть ценной частью этого коллективного разума.

–Были ли у вас спады в развитии?

– Как у всех, у нас были спады во время кризисов 1998 и 2008 гг., но были и другие, связанные с внутренними, субъективными причинами. Например, у нас был спад в 2012 г. из-за ряда ошибок в управлении. Однако за каждым спадом у нас начинался подъем, потому что именно в трудные времена включаются все ресурсы компании на осмысление и устранение ошибок, на поиск и реализацию новых идей.

– Когда многое достигнуто, что еще мотивирует?

– Меня мотивируют новые проекты. Сегодня это проект «Даджет». Даджет – это русский гаджет. «Скажем гаджету – «Да»! Мы изобрели такое слово, и надеемся, что оно войдет в повседневное употребление так же, как и «гаджет».  

– В чем суть этого проекта?

– Наш проект связан с инновационной потребительской электроникой. Благодаря развитию технологий во всем мире группы энтузиастов придумывают электронные изделия с новыми потребительскими свойствами. Этот процесс идет давно и, похоже, что не только не замедляется, но даже ускоряется. Основная проблема инновационной электроники – сложность ее вывода на рынок. Если в числе группы разработчиков-энтузиастов новой электроники не окажется сильного коммерсанта, велика вероятность, что даже хороший продукт не дойдет до покупателя. Мы строим торговую сеть, специализированную именно для продаж инновационной электроники. Хочу с радостью сказать, что на полках наших магазинов, а их на сегодня уже восемь, есть несколько товаров российского производства. И это не улучшенные копии зарубежных продуктов, так называемое импортозамещение, а именно оригинальные российские разработки. В дальнейшем, если у нас все получится, мы планируем распространять нашу торговую сеть за рубежом и таким образом станем проводником российских товаров на мировой рынок.

Читайте также:
Электроника в России: как сделать шаг вперед
Медведев за «Развитие электронной и радиоэлектронной промышленности на 2013–2025 годы»
«Масштаб господдержки в электронике пока почти неощутим»
Расширенное совещание руководителей предприятий радиоэлектронной промышленности
Глава Минпромторга о госпрограмме «Развитие электронной и радиоэлектронной промышленности»
В России утвердили новую программу развития микроэлектроники
Как нам обустроить российскую микроэлектронику
В. Гутенев: в электронной промышленности критически устарели технологии
Российская электроника: итоги, ожидания, прогнозы. Блиц-опрос

Источник: журнал «Электронные компоненты»

Оцените материал:



Комментарии

2 / 2
1

126 сентября, 15:40

DrON DrONыч

Благими намерениями устлана дорога в ад... А по существу, в отсутствие нормального массового производства нам только и остается что спекулировать радиодеталями и гаджетами, которые в китайских интернет-стоках стоят в несколько раз дешевле

226 сентября, 15:42

DrON DrONыч

Такая вот у нас с вами осталась \"американская мечта\" ))

2 / 2
1

Прокомментировать





 
 
 




Rambler's Top100
Руководителям  |  Разработчикам  |  Производителям  |  Снабженцам
© 2007 - 2017 Издательский дом Электроника
Использование любых бесплатных материалов разрешено, при условии наличия ссылки на сайт «Время электроники».
Создание сайтаFractalla Design | Сделано на CMS DJEM ®
Контакты