Вход |  Регистрация
 
 
Время электроники Суббота, 18 ноября
 
 


Это интересно!

Ранее

Владимир Михеев об электронной войне

Руководитель департамента по работе с госзаказчиками КРЭТ рассказал о современных технологиях радиоэлектронной борьбы.

Ярославский радиозавод прочно занимает лидирующие позиции в отечественной радиоэлектронной индустрии

Ярославский радиозавод – высокотехнологичное современное предприятие, специализирующееся на производстве радиоэлектронной аппаратуры: от солдатских радиостанций до средств связи и навигации для современных космических аппаратов.

Философия борьбы: генеральный конструктор КРЭТ Юрий Маевский о развитии средств РЭБ

Российские военные и оборонка ищут способы нейтрализации традиционного превосходства «вероятных партнеров» в системах управления и связи. Одно из приоритетных направлений – развитие средств радиоэлектронной борьбы (РЭБ), призванных лишить противника преимущества в информационной сфере и даже повернуть против него самого, искажая передаваемую информацию.

Реклама

По вопросам размещения рекламы обращайтесь в отдел рекламы

Реклама наших партнеров

 

14 октября

Аркадий Сыроежко: сегодня есть большая потребность в беспилотных комплексах всех типов

О перспективах создания беспилотных комплексов в России, о новых разработках в области воздухоплавания, о влиянии западных санкций на производство БЛА в РФ, а также других проблемах в интервью РИА Новости рассказал директор программ по комплексам с БЛА концерна «Вега», входящего в Объединенную приборостроительную корпорацию, Аркадий Сыроежко.



Н

аряду с масштабным обновлением существующего парка военной техники в российской армии последнее время большое внимание уделяется разработке и внедрению беспилотных и робототехнических комплексов. Но, несмотря на амбициозные планы военного руководства страны, существует ряд проблем, которые необходимо решить для выполнения этой задачи.

Фото: предоставлено концерном «Вега»

О перспективах создания беспилотных комплексов в России, об их боевых и разведывательных возможностях, о новых разработках в области воздухоплавания, о влиянии западных санкций на производство БЛА в РФ, а также других проблемах, с которыми сталкивается промышленность при выполнении возложенных на нее задач, в интервью РИА Новости рассказал директор программ по комплексам с БЛА концерна «Вега», входящего в Объединенную приборостроительную корпорацию, Аркадий Сыроежко.

– Расскажите вкратце о концепции создания беспилотных комплексов. Что она предполагает?

– В конце прошлого года были утверждены два основополагающих документа. Первый – концепция создания комплексов с БЛА на период до 2025 г. В его разработке приняли участие все заинтересованные организации при головной роли Концерна «Вега». Концепция прошла утверждение в пяти министерствах.

Вторую концепцию – применения беспилотной техники до 2030 г. – разработали специалисты Минобороны РФ. Эти документы друг друга взаимодополняют. В настоящее время идет очередной этап формирования межведомственной комплексной целевой программы на 10 лет – с 2016 по 2025 гг., где будут увязаны по срокам, задачам и средствам мероприятия военных и промышленности. Особое внимание в данной программе уделяется вопросам создания научно-технического задела и заблаговременной подготовки базы серийного производства БЛА, которые должны быть решены до начала полномасштабной разработки Иными словами, сейчас мы хотим заложить опережающий научно-технический задел.

– Есть ли какие-то проблемы с созданием и производством беспилотных комплексов в России?

– Конечно, если брать маленькие комплексы, то особых проблем с их серийным производством нет, по крайней мере, по заявлениям предприятий, которые ими занимаются.

Надо полагать, что производство больших комплексов, которые, например, разрабатывает ОАК, будет ориентироваться на мощности существующих авиастроительных заводов, а вот сегмент серийного изготовления БЛА малой и средней дальности – совершенно новая отрасль производства, которая лежит на стыке радиоэлектронной и авиационной промышленности, и достаточной базы такой индустрии в РФ просто-напросто не существует.

Минобороны неоднократно заявляло, что на закупку беспилотников всех типов будет выделено несколько сотен миллиардов рублей. А если такие огромные средства закладываются на серийное производство, то надо понимать, где, кто и как эти средства сможет эффективно реализовать.

У одного из предприятий «Веги», например, сейчас есть разработка комплекса с БЛА малой дальности. Мы уже заранее готовим мощности к его серийному производству.

По нашим оценкам, потребности Минобороны до 2020 г. составят несколько сотен самолетов. Надо уже сегодня думать о том, как и где произвести заявленные объемы техники, в которой нуждается заказчик. Мы пошли на инвестиционный проект, и в следующем году запускаем цех по производству комплексов малой дальности в Рыбинске.

– Какие требования предъявляет заказчик к беспилотным комплексам средней и малой дальности?

– Конкретные тактико-технические характеристики формируются к каждому комплексу отдельно. К основным требованиям можно отнести эффективность решения поставленных задач, надежность и экономичность беспилотной техники.

– А какой тип беспилотников наиболее востребован среди ваших заказчиков?

– Сегодня есть большая потребность в беспилотных комплексах всех типов. Наиболее массовое применение получат разведывательные системы тактического звена, это комплексы ближнего действия и малой дальности (так называемые комплексы поля боя), так как у нас довольно много средств поражения в тактическом звене, не обеспеченных в достаточной степени целеуказанием. А современные комплексы с БЛА могут эффективно решать эти задачи. По мере создания БЛА средней и большой дальности они займут свою нишу в системе вооружения.

– А есть ли сейчас вооружение, предназначенное специально для беспилотников?

– Здесь тоже не без проблем. Современное авиационное вооружение создавалось для пилотируемой авиации по соответствующим массо-габаритным требованиям, а сейчас размеры беспилотников гораздо меньше самолетов. По имеющейся информации, за рубежом сейчас идет массовая разработка небольших средств вооружения специально для малогабаритной беспилотной техники.

Ни одного сертифицированного боеприпаса применительно для наших беспилотников в настоящее время нет. Диалоги идут о том, чтобы в больших беспилотниках использовать существующие боеприпасы. Я считаю, что это вещь перспективная, ее нужно развивать. Может быть, в рамках планирования развития что-то удастся сделать, но я еще раз повторюсь, что сначала нужно обеспечить необходимой информацией существующие средства поражения.

– Как вы оцениваете перспективы БПЛА «Чирок»?

– То, что было заявлено, это пока еще не полноценный беспилотный комплекс, а модель, которая прошла достаточно большой путь развития: это и продувка в аэродинамических трубах, и соответствующие расчеты, а сейчас идет полномасштабное изготовление опытных образцов. В экстремальных условиях применения он имеет ряд преимуществ по условиям взлета и посадки с необорудованных аэродромов и не требует специальной инженерной и навигационной подготовки аэродромов, как, например, БЛА «Сёрчера» и другие зарубежные его аналоги. К примеру, чтобы на новом месте начать использовать израильский «Searcher», нужна взлетно-посадочная полоса соответствующего качества и ее навигационная привязка с точностью до нескольких сантиметров.

– Сказались ли западные санкции на закупке комплектующих для беспилотников и готовых продуктов иностранного производства?

– По имеющейся информации, Минобороны в настоящее время иностранную беспилотную технику не закупает, и это не связано с санкциями. Безусловно, продолжается и, скорее всего, будет продолжаться закупка отдельных комплектующих.

Сегодняшние реалии таковы, что ни одна страна в мире не имеет полностью замкнутого внутреннего цикла производства систем вооружений, и в этом нет смысла. Нужна грамотная кооперация. Также нет смысла делать ставку только на импорт. Программа импортозамещения поможет обратить взор промышленности на свои недостатки и раскрыть имеющиеся внутренние резервы. Да, будет трудно, но мы решим эту проблему. Санкции заставили работать эффективнее, что неизбежно должно дать соответствующий результат.

– Недавно узнал, что сейчас рассматривается вопрос о создании беспилотников из пластика с целью уменьшения заметности для радаров. Это действительно так?

– Начнем с того, что не из «пластика», а из конструкционных композиционных материалов. «Вопрос о создании из пластика» не рассматривается, а речь идет о расширении доли композитных материалов в конструкции БЛА. Но я бы лучше материалы для изготовления планеров разделил на металл и не металл. Использование композитных материалов для снижения заметности это великий плюс, но оно имеет и свои минусы.

Требования к эксплуатации, например,углепластика, очень жесткие, а цена вопроса очень высокая. Есть еще и другие композиты, менее дорогие и простые в эксплуатации, но там тоже есть определенные нюансы. Сочетание металлических конструкций и композитов дает оптимальные решения для конкретных задач.

– Какими еще перспективными направлениями вы сейчас занимаетесь?

– Мы занимаемся не только беспилотной тематикой, но также еще работаем над созданием воздухоплавательной техники. Она включает три вещи: привязные аэростаты, дирижабли и свободные аэростаты. Сейчас мы вышли на госиспытания перспективного привязного аэростатного комплекса. Он способен в рабочем состоянии длительно находиться на больших высотах без пополнения запасов инертного газа, других расходных материалов и источников энергии. Вообще-то, он разработан для обеспечения связи, но может использовать и другие виды полезных нагрузок.

– А в чем преимущество этих средств?

– Преимущество воздухоплавания в продолжительности непрерывного решения задач и цене вопроса. Если самолет летает несколько часов, беспилотник – один –два дня, то здесь, при освоенных предприятиями Концерна «Вега» новом поколении тканей оболочек и технологий их сварки, речь может идти о месяцах активного функционирования на высоте. По сравнению с космическими средствами, пилотируемой и беспилотной авиацией стоимость использования 1 кг полезной нагрузки на воздухоплавательной технике существенно ниже.

Мы также разработали маленький беспилотный дирижабль. Он еще, конечно, пока готов не полностью, но уже летает, управляется по радиоканалу и передает информацию на землю. После завершения его испытаний дирижабль будет предложен вниманию потенциальных заказчиков из силовых ведомств и гражданских компаний.

Читайте также:
На выставке «Иннопром» представлен уникальный российский беспилотник на воздушной подушке
Создание в России ударных беспилотников может начаться уже в 2014 году
Армия уже использует на Кавказе ударные беспилотники
Российские силовики получили беспилотники «Альбатрос» от концерна радиостроения «Вега»
Россия купила беспилотники у Израиля
Концерн «Вега» провел слёт главных конструкторов БПЛА

Источник: РИА Новости

Оцените материал:



Комментарии

0 / 0
0 / 0

Прокомментировать





 
 
 




Rambler's Top100
Руководителям  |  Разработчикам  |  Производителям  |  Снабженцам
© 2007 - 2017 Издательский дом Электроника
Использование любых бесплатных материалов разрешено, при условии наличия ссылки на сайт «Время электроники».
Создание сайтаFractalla Design | Сделано на CMS DJEM ®
Контакты