Вход |  Регистрация
 
 
Время электроники Среда, 22 ноября
 
 


Это интересно!

Ранее

Александр Якунин, директор ОПК: «Доля импортной электроники должна снизиться до 30-50%»

На вопросы журналистов ответил Александр Якунин директор Объединенной приборостроительной корпорации и экс-глава департамента РЭП Минпромторга.

Максим Самсонов о GS Labs, импортозамещении, конкурентоспособности отечественной электроники и не только

О том, какие задачи стоят перед разработчиками GS Group, репортеру ComNews Дмитрию Петровскому рассказал руководитель GS Labs Максим Самсонов.

Cadence в Зеленограде: разыскиваются дизайнеры микросхем

О совместной программе обучения студентов, о работе компании в Зеленограде и о взгляде Cadence на российскую отрасль микроэлектроники рассказали Анатолий Иванов, менеджер по развитию бизнеса Cadence в России, и Антон Клотц, руководитель академической программы Cadence EMEA (в Европе, в Африке и на Ближнем Востоке).

Реклама

По вопросам размещения рекламы обращайтесь в отдел рекламы

Реклама наших партнеров

 

29 мая

Полиморсос, хорошие люди и измерительная техника под одной крышей

Оказывается, чтобы организовать процветающую компанию, достаточно всего лишь быть хорошим человеком. Ну, еще, конечно, требуется хорошо знать дело, которым занимаешься... Интервью с Александром Дедюхиным, генеральным директором ЗАО «ПриСТ»,



П

ризнаться, после беседы с Александром Дедюхиным, генеральным директором ЗАО «ПриСТ», я был в растерянности. Оказывается, чтобы организовать процветающую компанию, достаточно всего лишь быть хорошим человеком. Ну, еще, конечно, требуется хорошо знать дело, которым занимаешься (в данном случае речь идет об измерительной технике). Пожалуй, стоит приплюсовать к этим качествам предприимчивость и умение работать с людьми. Наверное, следует еще добавить порядочность по отношению к партнерам и конкурентам. Нелишней была бы и одержимость идеей в лучшем смысле этого слова, когда на работу приходишь, как к себе домой, а выходные нередко проводишь за рабочим столом или в лаборатории. Вот, вроде бы и все. Как видите, совсем немного. Дерзайте!

– Начнем с самого начала. Вы родились

– В 1964 г., в семье военнослужащего, в белорусском городе Молодечно, где служил отец. Через четыре года он поступил в военную академию, и мы перебрались в Ленинград, где жили на знаменитой улице Бассейной. После окончания академии отца перевели служить в Польшу. В ней мы прожили шесть лет, после чего отца перевели в Москву, где мы и обосновались. После окончания школы я поступил в Киевское высшее военное училище связи, которое окончил в 1986 г. с золотой медалью. В училище собрался отличный профессорско-преподавательский состав, была богатая материально-техническая база. Из нас, мальчишек, сделали настоящих офицеров.

Именно там я постигал основы электроники. Моим научным руководителем был полковник Антонюк М.И. Мы разрабатывали радиотехнические устройства для диагностики средств связи. Я даже был награжден ценными подарками от самого Начальника связи Вооруженных Сил! До сих пор я с благодарностью вспоминаю многих своих преподавателей.

После окончания училища я получил назначение в правительственные войска связи в Подмосковье. В 1988 г. меня отправили служить в Чехословакию. В 1991 г. моя служба там закончилась. Я уезжал в числе последних, и провожали нас не очень вежливо. После возвращения меня направили продолжать службу в одно из Главных управлений. Так закончилась моя «служба в сапогах». В 1993 г. начались масштабные реорганизации, и я решил оставить службу. Прослужил я 12 лет с учетом времени обучения в училище, дослужившись до капитана.

– Получается, что в 29 лет вам пришлось начинать практически с нуля?

– Не совсем. У меня были неплохие знания и опыт работы со средствами измерения. В последний год службы в Чехословакии я был начальником мастерской связи бригады связи. Годы военной службы не прошли даром – я научился работать с людьми. Да и армейское братство – не пустые слова: немало моих бывших товарищей по службе работает в настоящее время в «ПриСТ». К тому же, во время службы в Москве я не оставил свои радиолюбительские увлечения и частенько бывал на Тушинском рынке, а позже, когда он перебрался в Митино, ездил и туда. Так я познакомился с Дмитрием Николаевичем Мурашовым – он бывал на этих рынках почти ежедневно. С ним мы организовали компанию, которая, по нашим замыслам, должна была заниматься в т.ч. продажей средств измерения.

Вот так, с Митинского радиорынка и начался «ПриСТ». Замечу, что мы были далеко не единственными, – многие нынешние преуспевающие компании начинали подобным образом.

– С чего началась деятельность «ПриСТ»? Как расшифровать название компании?

– «ПриСТ» – сокращение от названия «Приборы и спутниковое телевидение». Спутниковым ТВ я «заболел» еще в Чехословакии и продолжал увлекаться им в Москве: у меня стояла трехметровая спутниковая тарелка – самая большая в то время в Москве. Спутниковое телевидение со временем перестало развиваться. Перспектив в этом направлении мы не увидели и закрыли его. А название терять не хотели и при перерегистрации оставили «ПриСТ». В настоящее время эта аббревиатура означает «Приборы, сервис, торговля». Хотя на сегодняшний день и это название уже не полностью отражает нашу деятельность. Теперь мы занимаемся метрологическими и инжиниринговыми задачами, проводим испытания для целей утверждения типа средств измерения (СИ), ремонтам СИ. Наша метрологическая служба, аккредитованная на право поверки, это самая большая и лучше всех технически оснащенная метрологическая служба среди частных организаций. Помимо приборов мы занимаемся продажами технологического оборудования и промышленной мебели.

С чего начиналась наша деятельность? С радиорынка. Сначала – Тушинского, а позже Митинского. Начинали мы с продаж советских измерительных приборов, работали с заводами, распродававшими свои неликвиды. Мы их хранили в моем гараже. Качество советских приборов было высоким, а цены на них упали. Мы экспортировали их в Польшу, Чехословакию, Болгарию, Румынию. Первые три года мы зарабатывали, в основном, на этом. Позже, в 1995 г., когда наработали связи и нашли партнеров, мы перешли на офисную торговлю. В 1998 г. начали поиск зарубежных партнеров и открыли для себя Тайвань. К тому моменту в компании работало шесть человек.

– В том же 1998 г. случился еще и дефолт. Как вы его пережили?

– Как ни странно, относительно безболезненно. У нас уже был опыт к тому времени: мы прошли через банкротства банков, в которых были наши счета. В 1998 г. у нас уже был счет в Сбербанке и мы не потеряли деньги из-за дефолта. Были проблемы с клиентами, которые вдруг стали оплачивать договора многомесячной давности и требовать поставки приборов по старым додефолтным ценам… Много всего было. Мы приобрели бесценный опыт выживания и стали сильнее.

В том же 1998 г. мы заключили договора с известными компаниями Good Will Instrument Co. (GW Instek), APPA и до сих пор являемся их эксклюзивными дистрибьюторами в России. Они – наши крупнейшие партнеры. Примерно в 2001 г. у нас начался довольно-таки бурный рост. Можно сказать, мы набрались опыта и нашли свою рыночную нишу. С тех пор мы постоянно прибавляем, когда больше, когда меньше, но растем. Спадов пока не было. Хочется верить, что и не будет. Вот так, достаточно обыденно проходило формирование «ПриСТ». Схожими путями шли многие известные ныне компании.

– Компания – это не только приборы, но еще и люди. Их надо найти, суметь поставить каждому сотруднику задачу. Иногда, наверное, приходится действовать жестко. Как вы этому учились?

– Да, с людьми сложнее, чем с приборами. Даже самый сложный прибор можно изучить за несколько дней, а о человеке иногда и за год не узнаешь, каков он. Моя «работа с людьми» началась еще в пятом классе, когда меня назначили командиром на смотре строя и песни, и продолжается до сих пор.

Сначала, мы, как и всякая небольшая компания, искали сотрудников среди знакомых, бывших сослуживцев и т.д. Позже стали сотрудничать с профессиональными кадровыми агентствами. Штат постоянно рос, и к настоящему времени в компании работают примерно 80 сотрудников. Кто-то приходит, кто-то уходит, идет нормальная кадровая миграция. Но у нас нет текучки. Более того, поощряя своих «ветеранов», мы ввели надбавку за выслугу лет. Ее выплачиваем тем, чей непрерывный стаж работы в компании составляет не менее 10 лет. Причем, чем больше стаж, тем больше надбавка.

С каждым кандидатом на работу я провожу собеседование, цель которого – быстрее познакомиться с новым сотрудником, а не решить вопрос, стоит или не стоит принимать его на работу. В этом отношении я полагаюсь на руководителя отдела, который должен определить, подходит соискатель или нет. К тому же, мы можем присмотреться друг к другу в течение трехмесячного испытательного срока. Правда, за три месяца не всегда можно определить пригодность сотрудника. Бывает, во время испытательного срока не возникает никаких претензий к кандидату, а позже выясняется, что его присутствие в компании по тем или иным причинам нежелательно. В таком случае приходится расставаться с человеком, но случается это крайне редко.

– Можно много платить сотрудникам, но, если им будет некомфортно работать, скорее всего, высокая зарплата их не удержит. Помимо зарплаты в компании должен быть и благоприятный микроклимат.

– Это верно. Полиморсос (шутливый военный жаргон: «политико-моральное состояние») всегда требует повышенного внимания. Конечно, микроклимату в компании уделяется большое внимание. Мы понимаем, что в коллективе из 80 человек образуются микро- и макрогруппы, понимаем, что только рабочие контакты не могут объединить сотрудников, создать доброжелательную и комфортную атмосферу.

Мы проводим корпоративные мероприятия, вместе отмечаем праздники. Например, на 23 февраля наши сотрудницы всякий раз придумывают какие-то затейливые поздравления, но и мы, мужчины, стараемся не отставать в изобретательности, поздравляя сотрудниц с Международным женским днем. Летом иногда выезжаем вместе на природу. Да и здесь случается вечером в пятницу почувствовать запах шашлыка – на заднем дворе здания есть место, где иногда наши сотрудники устраивают небольшой пикник после рабочей недели. Разумеется, мы не требуем, чтобы все сотрудники непременно участвовали в наших мероприятиях, – у каждого свой характер, предпочтения. Но общая дружелюбная атмосфера захватывает всех без исключения.
– У «ПриСТ» – хороший сайт с удачной навигацией, где можно получить исчерпывающее представление о продукции. Есть форум, где можно задать вопросы. Расскажите, пожалуйста, об основных видах деятельности и продукции компании.
– Начну с продукции. Ее можно разделить на четыре основные группы: измерительные приборы; испытательное оборудование; паяльно-ремонтное оборудование; промышленная мебель. Все группы продукции представлены довольно-таки полно, и мы можем оснастить ею практически любое предприятие. В наших каталогах – более четырех тысяч наименований. Среди наших партнеров – почти все известные бренды. Упомяну лишь те, на какие у нас имеются эксклюзивные права в России: GW Instek, APPA, LeCroy. Бизнес по продукции LeCroy был выделен в отдельную структуру – ООО «ЛеКрой Рус».
Сервисный центр и метрологическая служба являются логическим продолжением нашего бизнеса – если мы продаем приборы, то должны их технически обслуживать, ремонтировать и поверять. Сервисный центр занимается гарантийным (до пяти лет) и послегарантийным (до семи лет) облуживанием. Поскольку наши приборы расходятся по всей России, у нас имеются авторизованные сервисные центры и в других городах и регионах: в Санкт-Петербурге, Рязани, Челябинской области и Красноярске.
Метрологическая служба появилась у нас в 2000 г. В 2010 г. мы были дополнительно аккредитованы на право периодической поверки средств измерения. Поскольку ЗАО «ПриСТ» является эксклюзивным представителем в России ряда зарубежных компаний, в нашем распоряжении – полный комплекс программно-аппаратных средств (передача которых в сторонние организации невозможна) для проведения поверки средств измерений в соответствии с рекомендациями заводов-изготовителей, а также для «закрытой» калибровки приборов (программная перепрошивка поправочных коэффициентов). У нас – самая крупная метрологическая служба среди частных компаний.
– Несколько слов о вашей торговой марке «АКИП».
– Это наша бизнес-модель. Мы создали эту марку для того, чтобы защитить свою интеллектуальную собственность. Идея возникла, когда мы начали работать с тайваньскими производителями. Мы занимались сертификацией их оборудования, рекламировали его, консультировали заказчиков, одним словом, вкладывали свои ресурсы, продвигая это оборудование на рынок. А пользовались нашими трудами не только мы, но и другие люди, причем не всегда добросовестно. В результате мы создали собственную торговую марку.
Она защищена законом, что значительно уменьшает возможность недобросовестной конкуренции. Конечно, мы иногда встречаем контрафактную продукцию, выпускаемую под нашей маркой, но это глобальная проблема. Такое своеобразное «признание» означает, что наши приборы пользуются спросом. Это, конечно, радует, но, с другой стороны, хорошего тут мало – подделка всегда хуже оригинала, а ее низкое качество вредит нашей репутации. Под маркой «АКИП» мы ввозим оборудование и сертифицируем его. Иногда производитель по нашему ТЗ дорабатывает программное обеспечение или аппаратную часть.
– Диапазон деятельности компании широк. Чтобы везде успеть, она должна быть очень гибкой. Расскажите о структуре компании.
– В компании имеются отделы, занимающиеся продажей продукции, и вспомогательные отделы. К первым относятся отделы розничных продаж (которые составляют около 30% оборота), конкурсных продаж, перспективного развития и работы с дилерами. Ко вторым мы причисляем отделы административный, юридический, бухгалтерию, логистический отдел, склад, инженерную службу, а также метрологический и сервисный центры, о которых я уже говорил. Есть у нас и интернет-магазин.
– Сильна ли конкуренция в вашем сегменте рынка?
– Конкуренция, конечно, имеется, но мы относимся к ней с пониманием. Пока есть конкуренция, есть развитие. К тому же, конкуренция – это не вражда, а конкурент – не враг. У нас хорошие отношения с конкурентами. Иногда мы даже помогаем друг другу. Допустим, если ко мне обратится конкурент с просьбой продать ему какую-то мелочь, чтобы укомплектовать заказ, я ему помогу, и он мне всегда поможет.
Другое дело, недобросовестная конкуренция, или прямой обман, когда наш имидж, наши торговые марки используются, чтобы обмануть покупателя. С этим нельзя мириться. Например, иногда в интернете попадаются порталы, на которых обещают поставки наших приборов по заниженной цене, да еще они готовы сразу же после оплаты поставить сложный дорогой прибор. А этот прибор – мы точно знаем – есть только у нас на складе. Начинаешь выяснять, в чем дело, интересоваться, откуда наши приборы у этих фирм-однодневок, и они сразу исчезают. Понятно, что их цель – получить деньги и исчезнуть. Поэтому рекомендую не гнаться за дешевизной и быть внимательными.
– Компания немаленькая, ее продукция и услуги – разнообразны. Наверное, вы целиком сосредоточились на административных функциях и уже не до техники?
– Дел, действительно, немало, но невозможно управлять компанией в одиночку. Часть полномочий я делегировал заместителям, руководителям отделов. Все важные решения мы принимаем коллегиально с учредителями. У «ПриСТ» четверо учредителей, а собираемся мы каждый месяц. Поэтому времени хватает и на технику.
Я могу поработать с новым прибором, посмотреть его особенности. Могу и ответить на вопросы пользователей, в т.ч. на нашем форуме. Конечно, не со всеми приборами, но со многими. Мои инженерные знания не устарели, и я обладаю достаточной квалификацией, чтобы работать с современными приборами и проконсультировать заказчика. Можно сказать, поддерживаю себя в хорошей инженерной форме.
– В компании все хорошо, она постоянно растет. Что это – правильный выбор партнеров, или вам везет на хороших людей?
– В выборе партнеров мы осторожны – никогда не играем в рискованные игры, не строим финансовых пирамид, не стремимся кого-либо обмануть. Например, если к нам обратится клиент за дорогим прибором, чтобы решить простую задачу, наши инженеры подскажут, что ее можно решить и более экономичным способом.
У нас нет серого импорта, мы сертифицируем продукцию по всем правилам. У нас белая зарплата, и мы платим все налоги. Каждые три года к нам приходит налоговая инспекция, но не находит нарушений. Правда, подобная открытость приводит к увеличению расходов, а поднимать цену на продукцию мы не можем – проиграем конкурентам. Норма прибыли у нас по ряду позиций невысока, что не очень хорошо.
Везет ли мне на хороших людей? Наверное, везет. Впрочем, я не спешу делать выводы о человеке по первой встрече. Она, как правило, не позволяет составить полного впечатления. Даже если поначалу складывается неблагоприятное впечатление, не следует спешить с оценками – надо присмотреться, и тогда окажется, что первое впечатление было ошибочным.
– Если вам везет на хороших людей, наверное, вы тоже хороший человек? У Вас много друзей?
– Безусловно, я хороший человек. Мои родные и друзья именно так и считают. И у нас в компании меня вроде бы не ругают. Друзей немало – армейские друзья, друзья в компании, мы все, акционеры, дружим семьями. Со многими партнерами и даже с конкурентами у меня дружеские отношения.
– А теперь серьезный вопрос. Вы не устаете от работы, от общения с людьми? Что вас мотивирует?
– Конечно, устаю, я же не робот! Иногда хочется просто помолчать и никем не руководить. Но никогда не хотелось все бросить, даже в трудные времена. Мне интересно дело, которым я занимаюсь. Интересно познавать что-то новое, разбираться в новинках измерительной техники. А что может мотивировать лучше, чем интересная работа?! Я прихожу в компанию, как к себе домой. Бываю в офисе и в субботу, и в воскресенье, частенько застаю своих сотрудников. Видно, им тоже дома не сидится.
– На какой период компания планирует свою деятельность? Какой будет «ПриСТ» через два–три года?
– Мы смотрим с перспективой в пять лет. Обо всех планах я рассказывать не буду, но одной задумкой поделюсь. Мы планируем существенно расширить направление испытательного оборудования. Хотим создать площадку с таким оборудованием и сдавать его в аренду для проведения испытаний. Я говорю о механических и климатических испытаниях. У больших компаний подобное оборудование имеется, а у средних и малых – нет, т.к. приобретать его им экономически невыгодно. Обговорили эту идею с партнерами, они заинтересовались. Будем расширяться.
Источник: elcomdesign.ru
Оцените материал:

Автор: Материал подготовил Леонид Чанов



Комментарии

0 / 0
0 / 0

Прокомментировать





 
 
 




Rambler's Top100
Руководителям  |  Разработчикам  |  Производителям  |  Снабженцам
© 2007 - 2017 Издательский дом Электроника
Использование любых бесплатных материалов разрешено, при условии наличия ссылки на сайт «Время электроники».
Создание сайтаFractalla Design | Сделано на CMS DJEM ®
Контакты