Вход |  Регистрация
 
 
Время электроники Вторник, 25 сентября
 
 


Это интересно!

Новости


Обзоры, аналитика


Интервью, презентации

Ранее

В «Росэлектронике» разрабатывают радиационно-стойкие аттенюаторы

«Росэлектроника» (госкорпорация «Ростех») объявила о том, что ее специалисты приступили к разработке перестраиваемых аналоговых аттенюаторов (устройств снижения амплитуды и мощности сигнала) для приемно-передающих блоков радиоаппаратуры с повышенными эксплуатационными требованиями.

Минобороны закупает маленькие суперкомпьютеры «Эльбрус» на российских процессорах

Министерство обороны России примет на вооружение вычислительные комплексы «Эльбрус-90 микро», построенные на отечественных микропроцессорах и по сути представляющие собой минисуперкомпьютеры.

Минобороны закупает российские планшеты по 350 тыс. руб. за штуку

Минобороны продолжает безальтернативно использовать планшетные компьютеры, произведенные санкт-петербургским частным конструкторским бюро, по цене 356,4 тыс. руб. за штуку. Сумма нового заказа составила 115 млн руб.

Реклама

По вопросам размещения рекламы обращайтесь в отдел рекламы

Реклама наших партнеров

 

10 февраля 2017

В 2016 году Россия впервые запустила в космос меньше Китая и США

В 2016 году Россия впервые за последние десятилетия уступила первенство в коммерческих запусках космических аппаратов Китаю и США.

Р

акетно-космическая сфера - одна из немногих отраслей, в которых у России были сильные позиции на глобальном рынке. Однако именно теперь, когда появляются новые масштабные спутниковые проекты и спрос на услуги коммерческих запусков ракет-носителей стремительно растет, наша держава способна предложить меньше, чем в былые времена. Репутация России на рынке услуг запуска спутников теряет безупречность. Если РФ срочно не займется оздоровлением и развитием этой сферы, то место российских компаний в конечном итоге займут конкуренты из других стран.

По итогам 2016 года Китай и США выполнили по 22 космических запуска спутников, а Россия - только 17. Впервые Россия уступила первенство по количеству запусков, осуществив меньше 20 пусков за год. В 2015 году, согласно отчету "Роскосмоса", Россия совершила 29 космических запусков: это на девять больше, чем было у США, и на 10 больше, чем было у Китая. Как говорил тогда глава государственной корпорации "Роскосмос" Игорь Комаров, столь большое количество запусков "было проведено благодаря высокому профессионализму работников, успевших подготовить аппараты к старту в короткие сроки". 

В этом году первый заместитель главы "Роскосмоса" Александр Иванов объяснял рекордно низкое количество пусков по итогам 2016 года "другими задачами, которые были поставлены перед госкорпорацией Федеральной космической программой". В частности, одной из таких задач стало создание множества орбитальных группировок, а также необходимость профинансировать создание новейшей российской ракеты-носителя сверхтяжелого класса.

Такая ситуация не может не волновать ракетно-космическую отрасль, ведь бизнес операторов спутниковой связи находится на небывалом подъеме. За последние годы собственными спутниками обзавелись такие, казалось бы, далекие от космоса страны, как Азербайджан, Туркменистан, Белоруссия, Египет, Мексика, Турция и др. И эта тенденция продолжается: например, свои спутники хотят запустить Армения, Ангола, Конго, Лаос, Украина, Шри-Ланка и еще десяток стран, прежде не замеченных в космической деятельности. В прошлом году "Роскосмос" договорился с Ираном, что поможет этой центральноазиатской стране создать и запустить первый спутник. Кроме того, несколько стартапов вынашивает планы по запуску орбитальных группировок, состоящих из большого количества космических аппаратов (достаточно вспомнить проект OneWeb, цель которого - вывести на низкую орбиту 648 спутников связи для оказания услуг ШПД). И в такое "урожайное" время, сложилась, мягко говоря, нехорошая ситуация со средствами выведения этих спутников на орбиту.

Например, репутация одной из самых известных ракет в мире - "Протон" - находится под угрозой. В конце января 2017 года "Роскосмос" отозвал для проверок все двигатели, стоящие на вторых и третьих ступенях ракет-носителей "Протон". Эту технику производят на Воронежском механическом заводе (ВМЗ). Из-за проверок госкорпорации задерживаются все предстоящие запуски. Поводом для проверок послужили испытания одного из двигателей ракеты, во время которых выяснилось, что при сборке воронежских двигателей были использованы "неликвидные компоненты", то есть не драгоценные металлы, которые необходимы при сборе такого типа двигателей, а менее жаростойкие, применяемые при изготовлении других двигателей на ВМЗ. Поводом для проверок на ВМЗ стала авария космического корабля "Прогресс", произошедшая 1 декабря 2016 года: он упал через шесть минут после старта, средством выведения для космического грузовика была ракета "Союз-У", двигатели для которой также производятся в Воронеже.

Украинско-российские ракеты "Зенит" и "Днепр", совершившие в былые годы немало успешных пусков, теперь не летают. Десятилетиями выстроенная кооперация с украинскими предприятиями в один момент была разрушена, оставив без запусков целые линейки ракет-носителей. Заточенная под запуск ракет "Зенит-3SL" плавучая платформа "Морской старт" (Sea Launch) уже несколько лет бездействует, а новые владельцы плавучего космодрома (российская группа S7) заявляют о планах начать пусковую деятельность не ранее конца 2018 года. РКК "Энергия" ведет разработку новой ракеты-носителя "Сункар" для запусков с "Морского старта": новый носитель может быть создан в течение пяти лет, однако перспективы его создания пока неясны.

Перспективы новой ракеты "Ангара" тоже туманны: отставание от первоначального графика ее создания уже превышает 10 лет, и дальше единичного полета пилотной ракеты "Ангара 1.2ПП" в июле 2014 года дело пока не сдвинулось. Кроме того, для запуска "Ангары" необходимо построить стартовый комплекс на космодроме "Восточный" и сопутствующую инфраструктуру. Первый коммерческий запуск "Ангары" ожидается только в 2021 году. Российская компания "Космотрас", осуществляющая пуски конверсионных ракет "Днепр" (РС-20, или, по западной классификации, SS-18 "Сатана"), также существенно сдала позиции. Например, первые спутники группировки Iridium NEXT должна была вывести именно компания "Космотрас". Стороны подписали контракт, сам пуск был намечен еще на февраль 2015 года. Однако российское Минобороны так и не дало американскому заказчику информацию о его возможности. В итоге пуск первых 10 спутников Iridium NEXT совершила ракета-носитель Falcon американской компании SpaceX.

Можно вспомнить и судьбу ракет-носителей легкого класса "Рокот", запуски которых осуществлялись с начала 1990-х годов. На мировом рынке коммерческих запусков продвижением "Рокота" занималось совместное российско-германское предприятие Eurockot Launch Services GmbH, доли которого принадлежали ГКНПЦ им. М.В. Хруничева (49%) и EADS Astrium (ныне Airbus DS, 51%). В феврале 2015 года украинское правительство запретило поставки в Россию комплектующих для "Рокота", в том же году произошли последние три запуска этих ракет в интересах Минобороны, после чего пусковая кампания завершилась и Eurockot прекратил деятельность.

Пошел под откос и украинский проект создания новой ракеты-носителя: в 2015 году Бразилия вышла из организованного в 2003 году совместно с Украиной космического проекта Alcantara Cyclone Space. Его целью было создание ракеты-носителя "Циклон-4" (на базе разработок советской ракетной школы), с последующим запуском с бразильского космодрома Алькантара. Вплоть до 2014 года шли работы по созданию наземного комплекса для запуска ракеты "Циклон-4", однако проект начал испытывать проблемы с финансированием, и постепенно сотрудничество Бразилии и Украины сошло на нет.

Мировая спутниковая отрасль находится на подъеме, но возможностей для выведения космических аппаратов на орбиту становится меньше. Это серьезно беспокоит отрасль, в том числе инвесторов и страховщиков, которые должны оценивать возможности управления соответствующими рисками. Операторы спутниковых группировок берут немалые кредиты под создание и запуск спутников, и если срок их запуска откладывается, то возникают сложности с возвращением займа: пока спутник не запущен на орбиту и не введен в коммерческую эксплуатацию, он не приносит владельцу доход. Соответственно, оператору нечем гасить кредит и нечего вкладывать в строительство следующего космического аппарата. Как следствие, развитие глобальной спутниковой отрасли искусственно тормозится.

Рыночная экономика, казалось бы, должна привести к появлению новых игроков в секторе создания ракет и пусковых услуг. Однако высокотехнологичность и капиталоемкость ракетного производства вносит в рыночные законы немалые коррективы. Серьезные наработки в этой сфере есть у США, Европы и Китая, а отчасти - у Японии. В Соединенных Штатах крупный провайдер пусковых услуг United Launch Alliance (ULA, СП компаний Boeing и Lockheed Martin Corporation) занимается запусками космических аппаратов с помощью ракет-носителей типа Atlas и Delta. Это очень надежные, но одновременно и очень дорогие носители. Более того, они используются для запусков спутников под нужды Минобороны США, NASA и других государственных американских организаций. Пуски этих не самых дешевых ракет расписаны на много лет вперед, что делает их почти недоступными для коммерческих спутниковых операторов.

Ракеты серии Falcon американской компании SpaceX - более доступный по цене продукт. Но у этой ракеты пока нет летной квалификации, близкой к уровню "Союза", "Протона" либо Atlas. Соответственно, у отрасли, а особенно у страховщиков, пока нет уверенности в стабильности выпуска и надежности этой техники. Кроме того, Falcon также используется под нужды американских военных, что ограничивает потенциальное использование этих ракет гражданскими компаниями.

В Китае действует корпорация Great Wall Industry Corporation (CGWIC) - разработчик семейства ракет-носителей Long March ("Чанчжэн", или "Великий поход"). Эти ракеты претендуют на первое место в мире по уровню надежности и цене, а также по способности вывести наибольшую массу груза на орбиту. Как и США, Китай запускает немало спутников в государственных целях, соответственно, иностранной спутниковой компании будет нелегко пробиться в плотный график пусков ракет Long March.

Кроме того, санкции США ограничивают Китай в осуществлении пусковых услуг. На государственном уровне американским производителям любых модулей, узлов и комплектующих для спутников запрещено поставлять их для создания спутников, которые планируется запускать на китайских ракетах. Тем временем создать спутник без американских комплектующих очень сложно. Из крупных мировых операторов это единожды смог сделать лишь Eutelsat, который заказал такой спутник (Eutelsat W3C) у итальянско-французской Thales Alenia Space. 7 октября 2011 года Eutelsat W3C был успешно запущен китайской ракетой-носителем Long March 3B с космодрома Сичан. Повторить такое пока никому из крупных спутниковых компаний не удалось. Как оказалось, космический аппарат без американских комплектующих стоит дороже, а срок его создания - длиннее.

Французская компания Arianespace вот уже много лет обещает создать новую ракету Ariane 6. Однако эти планы до сих пор не реализованы, а ракета Ariane 5, при высочайшей надежности, очень дорога (к тому же производственные мощности Arianespace не позволяют существенно нарастить объем выпуска). Производственные мощности и недостаточная статистика коммерческих пусков ограничивает доступ на рынок и японской ракеты H-IIA производства Mitsubishi Heavy Industries.

Итак, спутников в мире планируется все больше, но ракет на всех не хватает. Россия, которая в былые времена стабильно удерживала свыше 50% глобального рынка коммерческих космических запусков, теперь сдает позиции. Хотя именно Россия - наследница мощной советской ракетно-космической школы, которая создала целый веер различных ракет и ракет-носителей. И именно Россия могла бы с успехом удовлетворить растущий спрос на ракеты, оказывая пусковые услуги и разным странам, и мировым спутниковым операторам, таким как OneWeb и Iridium.

Вопрос в том, сможет ли Россия восстановить позиции в ракетно-космической сфере. Наследие ракетной школы СССР обеспечило нашей стране огромную фору, но бесконечно наслаждаться желтой майкой лидера не удастся. Если РФ не займется восстановлением позиций в этой отрасли, то это место рано или поздно займут другие государства. Слова Игоря Комарова о том, что первый коммерческий пуск "Протона" в этом году произойдет уже в начале апреля, внушают некоторый оптимизм. А всего, по его словам, Россия планирует в 2017 году провести семь пусков ракет-носителей "Протон-М" с космодрома Байконур, что на четыре пуска больше, чем в 2016 году. Но "Протон" - не единственная российская ракета, и новейшим продуктом ее сложно назвать. "Роскосмос" должен консолидировать усилия и скоординировать планы различных подведомственных предприятий, с тем, чтобы зарекомендовавшие себя в прошлом ракеты "Союз", "Протон", "Днепр" продолжали успешные полеты, и при этом страна планомерно и быстро создавала ракеты-носители нового поколения.

Источник: ComNews.ru

Елизавета Титаренко, ComNews.ru

Комментарии

0 / 0
0 / 0

Прокомментировать







 

 
 




Rambler's Top100
Руководителям  |  Разработчикам  |  Производителям  |  Снабженцам
© 2007 - 2018 Издательский дом Электроника
Использование любых бесплатных материалов разрешено, при условии наличия ссылки на сайт «Время электроники».
Создание сайтаFractalla Design | Сделано на CMS DJEM ®
Контакты