Вход |  Регистрация
 
 
Время электроники Четверг, 27 июня
 
 


Это интересно!

Новости


Обзоры, аналитика


Интервью, презентации

Ранее

ООО «Совтест АТЕ»: Производство. Эффективность. Качество.

Эволюционный путь развития каждой компании-дистрибьютора подразумевает логический переход к открытию собственного производства и инновациям, которые позволяют более легко переносить нестабильные экономические условия современного рынка и дают уверенность потребителям в своевременности поставок необходимой продукции.

«Силовая электроника и энергетика-2010»: все новации

7-я Международная выставка и конференция «Силовая электроника и энергетика», проходившая в столичном выставочном комплексе «Крокус Экспо» в декабре 2010 г., стала заключительным «аккордом», позволившим подвести итоги отрасли прошлого года и наметить перспективы на 2011 г.

Синергия как стратегия?

Еще несколько лет назад все было просто и понятно: дистрибьютор продавал, разработчик разрабатывал, производитель производил… Но как-то незаметно привычный порядок вещей нарушился. Уже никого не удивляет, если компания-разработчик занимается дистрибуцией, а дистрибьютор создает контрактное производство. И все же петербургская дистрибьюторская компания «Макро Групп» выделяется из этого ряда. Помимо дистрибуции и контрактного производства компания осуществляет инжиниринговую деятельность (в её портфеле немало разработок). Совместно с Электротехническим университетом «Макро Групп» основала научно-технический центр и, наконец, недавно открыла лабораторию MGLab по работе с продукцией Xilinx. Согласитесь, столь разносторонняя деятельность — достойный повод для подробного рассказа о компании. Мы уверены, что интервью с Дмитрием Велеславовым, председателем совета директоров «Макро Групп», будет интересно нашим читателям.

Реклама

По вопросам размещения рекламы обращайтесь в отдел рекламы

Реклама наших партнеров

 

3 марта

Динамика отечественной электроники в 2008–2011 гг.

«ИД Электроника» и «НПФ «Доломант» — давние партнеры. Обмен опытом, идеями, оценками и информацией происходит постоянно, кульминацией являются крупнейшие выставки, семинары и конференции. Публикуемая статья — результат совместных обсуждений, коснувшихся, в частности, непростой и быстро меняющейся ситуации на российском рынке электроники в последние два-три года.



 Как участники российского рынка электроники и «Доломант», в частности, пережили кризис? Каковы были антикризисные меры российских контрактных производителей?
— Правдиво? Тогда так: в российском электронном производстве кризиса как масштабного явления не было. Вернее, он был и есть, но это не связано напрямую с мировым кризисом 2008–2010 гг. Отечественная современная электроника появилась совсем недавно, и уже десять лет она преодолевает пропасть, которая отделяет ее от остального мира. В основном — исключительно успешно, местами — очень болезненно. И то, и другое — причины для сверхдинамичных изменений среди участников рынка, в отношениях между исполнителями и клиентами, в мировоззрении разработчиков и планах заказчиков. 2009–2010 гг. выявили очевидные неудачные или кратковременные проекты и те, кто делал на них ставку, кто делал ставку на монопродукт или услугу, вынуждены были измениться или уйти с рынка. Это произошло бы в любом случае. Если бы не общий экономический спад в мире и, в частности, в России, это произошло бы позже. События прошедших двух лет просто ускорили период созревания.
Как правило, уход с рынка или переналадка — не одномоментное действие. Вот наиболее заметные проявления антикризисных мер, затронувшие фактически всех участников рынка:
— значительные сокращения склад­ских позиций компонентов, полуфабрикатов и готовых изделий. Даже типовые, серийные проекты стали исполняться «под заказ»;
— сокращение номенклатуры изделий и новых разработок. Последствия будут ощущаться и в 2011 г., а в наиболее сложных отраслях — и в 2012 г.;
— масштабные сокращения вложений в развитие производственной базы;
— экономия на высококлассном персонале.
Два последних пункта являются наиболее инерционными, изменения проявляются не сразу и не обязательно — в остановке станков и оттоке или перераспределении кадров. Нередко это приводит  к длительной деградации предприятий и, вероятно, проявит себя и после 2012 г.
Сокращение складских позиций коснулось и НПФ «Доломант». Причем, наиболее болезненно это воспринималось от дистрибьюторов и поставщиков компонентов: и без того «окраинный» российский рынок электронных компонентов, на 99% зависящий от импорта, оказался в состоянии всеобщей непроходимой аллокации. Выправить ситуацию с помощью быстро растущих предложений неизвестных производителей, заявлявших о готовности поставлять компоненты, замещающие брендовую продукцию, было очень опасно. Пожалуй, это самое серьезное испытание для нас, до конца не преодоленное и в 2011 г.
Отечественная промышленность принципиально не готова к замещению и, похоже, в очередной раз упускает реальную возможность вернуть хотя бы часть доли рынка. Буду рад ошибиться в этом прогнозе.

— Какие перемены произошли на рынке контрактного производства, ведь так или иначе, но кризис сыграл какую-то роль?
– Прибавлю к сказанному ранее: кризис сыграл позитивную роль. Нет, для отдельных компаний это оказалось не под силу, но многие выиграли, возможно, даже не осознав этого. Не в порядке значимости перечислю основное:
— c рынка ушли «слабые». Они были нехороши не «слабостью», а поддержанием имиджа сильных и умелых и дезинформировали потребителей, плативших своими неудачами за опыт неудачного выбора;
— произошло быстрое взросление рынка: возражение «а за углом — дешевле» звучит все реже, потребители внимательно вникают в качество предложения, а не сравнивают только цифры. К сожалению, это не относится к так называемым непрофессиональным тендерам по госзакупкам, но это и не рынок как таковой;
— практически исчезли, мягко говоря, неэффективные, бестолковые «разработки кулибиных», сулившие одномоментные мировые перевороты или — поражение юго-восточных конкурентов в борьбе за место под солнцем массовых продуктов. Вместо них в недрах выживших к 2008 г. серьезных НИИ вызрели современные, сложные и интересные проекты. Вот ими мы сейчас преимущественно и занимаемся. Кстати, не только для ВПК — многие продукты двойного назначения требуются и в ответственных применениях, и «на гражданке» в ещё больших объемах.
(Вряд ли сегодня кто вспомнит, какой критике подверглась в 2009 г. моя формулировка о том, что будущее российской электроники носит нишевый характер. На протяжении 2009 и 2010 гг. я настаивал на своем видении, писал статьи, доклады делал, спорил… Мне возражали, приводя в пример псевдомассовое контрактное производство телевизоров и автоэлектроники. А сегодня это стало очевидным, теперь уже меня убеждают, что в России мы живем в и для нишевой электроники! Маркетинговая и рекламная политика компании «Доломант» в этот период была связана с доказательством успеха именно в этом направлении. Это сказано не к оспариванию авторства «девиза»: четкие и осознанные действия с трудом обходятся без не менее четкого определения места и целей);
— повышение дизайнерской, производственной, финансовой, маркетинговой дисциплины и ответственности как у контрактных производителей, так и у их заказчиков;
— изменение тактики и стратегии присутствия на рынке. Предоставление новых возможностей потребителю, причем, ответственных, качественных услуг и товаров, и, наконец, востребованных, что для отечественного рынка не всегда было очевидно!
Если говорить о компании «Доломант», то уже на апрельских выставочных площадках 2011 г. мы отступим от стандартов предшествующих лет. Во-первых, в этом году впервые, работая на стендах на двух параллельных выставках в Москве, «Доломант» и его партнер с 2003 г. — группа компаний SEP (Корея), ведущий мировой производитель ПП — дают «сеанс одновременной игры». Цель — предоставление максимально полной информации, консультации из «первых рук» для заказчиков и будущих потребителей о том, что такое качество, и как оно измеряется, что означает «цепочка ответственности от разработки до готового изделия», и когда без неё не обойтись.
Стенд «Доломант» на «Экспо­Электронике» будет полностью посвящен нашей новой, но уже отработанной за 2010 г. стратегии на рынке. Не изменяя традициям, «Доломант» и на этот раз надеется, что угадал с назревшей потребностью, и стратегия будет успешной. Она открыта для клонирования, на нее нет авторских прав. Но повторить ее в полном объеме под силу только сильным, целеустремленным коллективам, прямая конкуренция если и появится (как благо для всей отрасли), то не скоро. Речь идет о полном охвате «месторождений» разработок для производства конечного продукта, о предоставлении выбора в начале проектов и динамичном переходе во время  жизненного цикла схем реализации. Успех производителей электронной аппаратуры в России будет определяться готовностью перейти к такой форме работы с заказчиками, которая обеспечит наиболее эффективные решения, с возможностью перехода в любой сегмент на каждом этапе сотрудничества:
— контрактное производство электроники по документации, ТЗ и методикам заказчика. Традиционная контрактная сборка, значение и значимость которой только возрастают. Меняется клиент: больше серьезных, комплексных, долгосрочных проектов и заказов. И предприятия  гособоронзаказа, из бывших замкнутых кругов ВПК, уже привыкли эффективно работать с контрактниками, имеющими для этого полный набор лицензий и разрешений.
— разработка и производство адаптированных изделий, в которых разработки «Доломант» дополнены функциями и интерфейсами по требованию заказчиков. Нетрадиционная для нашей отрасли услуга. Но об ее острой востребованности говорит лавино­образный спрос, который обрушился на нашу компанию в 2010 г.
— разработка и производство продукции электроники ответственного применения, предлагаемые компанией «Доломант» в соответствии с современными потребностями отечественного рынка. Ключевым в этом секторе было и остается понятие «современные потребности для ответственных применений». И ожидать падения интереса к этому бизнес-направлению не приходится.

— Каких можно ожидать изменений, в связи с грядущим вступлением России в ВТО и глобализацией — приходом на российский рынок глобальных производителей и дистрибьюторов?
— Возможны изменения ценовых параметров материалов, оборудования, станков, компонентов. Но они будут иметь общий и закономерный характер, и в силу этого никому не дадут явных преимуществ. Кроме того, я снова вернусь к утверждению, что контрактный, да и просто — производитель электроники в России — имеет выраженный нишевый характер, который отличает в большей мере интеллектуальная составляющая конкурентоспособности. И в этом — сила умных и слабость тех, кто полагался только на административную защищенность производств устаревших товаров с устаревшими технологиями. Как и в случае с кризисом 2009–2010, процесс кристаллизации нишевых производителей может получить дополнительный импульс от глобализации. К сожалению, с пессимизмом отношусь к возможности выхода из состояния «окраины мира» для мировых производителей компонентов и улучшения снабжения ими отечественных потребителей. Это продиктовано объективными причинами: не столько политика, сколько простая и доступная экономика. Поэтому роль умных и профессиональных посредников среди поставщиков будет укрепляться, а их значимости расти, т.е. цепочка «интеллектуальный разработчик — интеллектуальный производитель» непременно требует соответствующих поставщиков на рынке электронных компонентов и материалов.

— На мировом рынке существует примерная специализация: страны ЮВА — потребительская электроника; Европа и Северная Америка — промышленная электроника и т.д. Где место российской электроники? Какие секторы рынка она должна занять?
— Да она уже занимает свое место! Я опять возвращаюсь к мысли о нишевой отечественной электронике. Более того, не так быстро, как следовало бы, но она вытесняет из этого сегмента транснациональных производителей. Если отвлечься от нестандартных, исключительно редких и не определяющих экономику счастливых случаев лидерства в прорывных направлениях на международном рынке, отечественная электронная промышленность должна обеспечивать свою страну в области коммерческой, промышленной и государственной безопасности. Полностью. А внешние конкуренты обязаны играть роль индикаторов движения мирового рынка (инновации в разработках, технологиях, применениях и т.д.) и заставлять двигаться российских производителей в нужном темпе и в правильном направлении. Это еще не реальность, но все предпосылки для такого положения дел у нас есть.

— Много ли российских компонентов «Доломант» использует в своем производстве?
— Количественно, если брать процент в штуках — мало. Навскидку — это тысячная доля процентов. В денежном выражении — в три раза больше «тысячной», т.е. 0,003%: отечественные компоненты, как правило, заметно дороже импортных аналогов. В затратах кадровых и других ресурсов, в трудоднях поиска, общения с производителями и затем — в монтаже и сборке, ремонте и рекламациях — в 300 раз больше, т.е. это уже три десятых доли процентов! Такое совсем не оптимистичное соотношение: 0,001/0,003/0,3 не удивляет, потому что стало общим местом, как снег зимой. Использование компонентов российского происхождения связано в основном с административным, регламентирующим характером инструкций наших заказчиков. Исключения есть: нестандартные изделия, которые не выпускаются или не применяются за рубежом, компоненты с уникальными свойствами, в том числе и пассивные для расширенного температурного диапазона. В этой связи хотелось бы отметить компанию «Морион»» как полноценного и успешного конкурента зарубежным производителям: их «кварцы» используется все чаще и больше, и это — признание реального успеха.

— Насколько отлажено взаимодействие с заказчиками, существуют ли установленные правила и стандарты или с каждым новым заказчиком приходится играть по новым правилам?
— «Доломант» работает на рынке контрактного производства с 2002 г., т.е. появился одновременно с этим понятием в России. Безусловно, за это время наработаны стандарты и приемы, подходящие для большинства заказчиков. Кроме того, мы — не единственный оператор на рынке, ставший довольно развитым. Соответственно, ни производители, ни заказчики не стремятся фантазировать: отношения и их формализация полируются реальными потребностями. Другими словами, выработан ряд стандартов и форм, которые понятны рынку, реализуются в каждодневной практике, в десятках заключаемых ежедневно договорах. Но не стоит забывать, что контрактное производство всегда заключает в себе элемент уникальности. Как минимум — уникальность маркетинга заказчика, уникальность его позиции на рынке, регламента и принадлежности к отраслям и ведомствам, отношения к понятию «интеллектуальная собственность», а также его готовность или отказ от совместного творчества. Есть и многие другие параметры. Резюмирую: хаоса нет, принципы построения отношений выработаны, и для отдельных категорий «спецзаказчиков» даже излишне жестко регламентированы. Но если сравнивать с тем, как поставлено дело в странах с историей контрактного производства, то Россия, безусловно, отличается в части объема и разнообразия всего «специального и особого». Специфика чуть ли не по каждому пункту:
— в катастрофической ненадежности и неустойчивости доступа к компонентам и материалам поставщиков на протяжении того времени, пока существует потребность в них для производства (даже до 1 года);
— в неустоявшихся, нестабильных технологических решениях производителей;
— в слабом, честнее — провальном планировании производства изделий.
И все это усугубляется отсутствием четких и однозначно понимаемых стандартов, принятых рынком. Поэтому-то так велика роль имени компании-партнера: в нашем случае имя зачастую заменяет общий свод стандартов. Соответственно, растет роль традиционных и «сарафанных» информационных каналов, по которым обмениваются потребители, выясняя достоверность обещаний производителя и поставщика, стараясь найти тех, кто уже имеет опыт работы с ними. Ну и, вероятно, нигде в развитом мире технологического производства так не развит «институт» визитов на производство команд технических сотрудников, технологов и даже директоров. Каждый второй значимый заказ, тем более, долгосрочный и крупный проект начинается с масштабного «экспертного выезда» на производственную территорию предполагаемого партнера. Зная причины и относясь к ним с пониманием, «Доломант» с 2002 г. практикует открытые посещения, в ходе которых предоставляется возможность не только «посмотреть на наличие, дисциплину и станки», но и на месте обсудить со специалистами конкретный заказ, проект, изделие. Кстати, точно такой же подход у нас и по отношению к своим субподрядчикам и партнерам. И я не уверен, что в скором времени стоит ожидать существенного изменения правил знакомства и игры.



Вы можете скачать эту статью в формате pdf здесь.
Оцените материал:

Автор: Вадим Лысов, заместитель генерального директора по коммерческим вопросам, ЗАО «НПФ «Доломант»



Комментарии

0 / 0
0 / 0

Прокомментировать





 

Горячие темы

 
 




Rambler's Top100
Руководителям  |  Разработчикам  |  Производителям  |  Снабженцам
© 2007 - 2019 Издательский дом Электроника
Использование любых бесплатных материалов разрешено, при условии наличия ссылки на сайт «Время электроники».
Создание сайтаFractalla Design | Сделано на CMS DJEM ®
Контакты