Вход |  Регистрация
 
 
Время электроники Пятница, 24 ноября
 
 


Это интересно!

Ранее

Антон Емельянов: Если бы не санкции, российскую ИТ-отрасль ждала бы тихая деградация

Опираться на страны АТЭС, безусловно, придется, особенно в сфере микроэлектроники.

Анатолий Чубайс: в стеклянном доме надо осторожнее бросаться камнями

Глава «Роснано» говорит, что лично его санкции не страшат – он может прожить и на гречневой каше. Гораздо больнее они бьют по проектам компании, некоторые из которых приходится модифицировать или переориентировать на азиатские рынки. В интервью ИТАР-ТАСС Анатолий Чубайс рассказал о планах «Роснано», налоговой политике и поблагодарил Счетную палату за своевременные выводы.

Алексей Михеев: в России складываются три консорциума в области промышленной робототехники

Половину нынешних рабочих мест через двадцать лет могут занять роботы, предупреждают эксперты Брюссельского исследовательского центра. В российском Минпромторге нашествие роботов ожидают раньше.

Реклама

По вопросам размещения рекламы обращайтесь в отдел рекламы

Реклама наших партнеров

 

11 сентября

Наш ответ на эмбарго: беседа с гендиректором АО НПО «Квант» Геннадием Капраловым

Ужесточение санкций США и ЕС по отношению к России стимулируют нашу страну к скорейшему решению вопросов военной безопасности, технологической и производственной независимости. Они активно решаются и на предприятиях ОПК Новгородской области.



В

ице-премьер РФ Дмитрий Рогозин считает, что по отношению к российской оборонной отрасли – это бесчестная конкуренция на рынке вооружений.  Реалистично оценить проблемы, возможные потери для производства, персонала, могут только те, кому предстоит преодолевать эмбарго, участвовать в программе импортозамещения, осваивая при этом новые образцы изделий военного назначения. Об этом мы беседуем с руководителем регионального отделения Союза машиностроителей России, генеральным директором АО НПО «Квант» Геннадием Капраловым. «Квант» входит в концерн «Радиоэлектронные технологии» (КРЭТ), которому предъявили санкции и США, и ЕС.

Геннадий Капралов: «На каждое эмбарго найдется свой мастеровой специалист»

– Геннадий Николаевич, как руководитель регионального отделения Союза машиностроителей России вы могли бы охарактеризовать ситуацию и спрогнозировать, скажутся ли санкции США, ЕС на работе новгородских предприятий ОПК?

– В производстве «Кванта», как и наших новгородских партнеров по «Союзу машиностроителей России», используется не более 7–10% импортной комплектации, преимущественно это электронная компонентная база. Это много? По-моему, нет! Важно и то, что единицы импортных изделий не имеют аналогов.

– Эти 7–10% импортных поставок комплектующих для ОПК приходились на США, Европу, Украину?

– Все вместе. Но то, что поставляла Украина, а это примерно 25 типов электронной компонентной базы (ЭКБ), вскоре будет передано в цеха российских предприятий радиоэлектроники. Минпромторг еще в марте приступил к разработке программы импортозамещения продукции, поставляемой Украиной, а теперь уже программа, ставящая задачу замещения украинских поставок ЭКБ за год-полтора, передана на рассмотрение правительства РФ. На мой взгляд, для наших предприятий радиоэлектроники, несмотря на то что их бездумно разваливали в перестройку, в том числе и в Великом Новгороде, считавшемся во всей стране городом радиоэлектроники, ничего непреодолимого нет. По моей информации, поток заказов элементной базы на новгородском предприятии-партнере «ОКБ-Планета» обеспечил рост выпуска товара в несколько раз к уровню прошлого года. Акционеры компании обсуждают возможность до конца 2015 г. превратить этот динамично растущий сегмент в отдельное производство с доминированием СВЧ-аппаратуры.

Что касается США, то, например, «Квант» у американцев покупал около 50 видов изделий. Но аналоги им мы искали заранее и уже нашли на других рынках. Страны Юго-Восточной Азии быстро поняли, что могут заработать благодаря санкциям в отношении России. Да и в нашей стране программа импортозамещения уже развернута. Важно только, чтобы мы не дублировали изделия, попавшие под санкции, иначе отстанем на 3–5 лет, а сразу брались за новые технологические и организационные схемы, дающие возможность быстро разрабатывать и осваивать большое количество малых партий специализированных изделий ЭКБ по принципу «фаундри».

Адекватная замена

– Удастся ли, на ваш взгляд, российским разработчикам, предприятиям быстро справиться с замещением изделий электронной компонентной базы?

– «Квант» уже почувствовал, что наши поставщики комплектующих работают с полной загрузкой и ставят нам сроки поставки заказанных изделий на 2015 г. под авансовые платежи. То есть наши российские поставщики элементной базы наращивают импортозамещение. В госкорпорации «Ростех» поставлены четкие задачи: разрабатывать и выпускать все изделия внутри страны. Значит, времена, когда компании ОПК не тратя время, не прикладывая усилий на разработку и производство комплектующих, закупали их и в США, и в Европе, остались в прошлом. Теперь разработчики изделий военного назначения одновременно ставят задачи предприятиям Росэлектроники, то есть новые разработки ведутся по всей цепочке производства военной техники.

У предприятий оборонки, в частности у «Кванта», есть еще и такой нюанс в работе: получая от Минобороны РФ гособоронзаказ, мы одновременно подписываемся под жестким требованием иметь запас комплектующих, позволяющий проводить ремонты и модернизацию военной техники на весь срок ее эксплуатации. Проще говоря, мы обязаны иметь резервы, чтобы ремонтировать комплексы РЭБ собственного производства первые пять лет бесплатно, по гарантии. Стоимость резервных узлов, агрегатов, элементной базы сразу закладывается в цену готового изделия, передаваемого Министерству обороны. Иными словами, меня, как руководителя предприятия, вопрос санкций серьезно не беспокоит.

– Ну, если американскими санкциями наших оборонщиков «не выбить из седла», то нанесет ли, на ваш взгляд, европейское эмбарго на поставки оборудования и комплектующих двойного назначения ощутимый урон военному производству, а значит, и обороноспособности страны?

– Да, на европейском рынке оборонная отрасль России закупала в основном высокотехнологичное оборудование. Как это делал «Квант»? Мы не просто закупали станки и испытательные комплексы в рамках Федеральной целевой программы (ФЦП) технического перевооружения, а покупали их исключительно под те задачи по выпуску изделий военного назначения, которые входили в программу вооружения МО РФ. Нужно было освоить два новых комплекса РЭБ «Красуха-2» и «Москва-1», мы без проблем переоснастили свою технологию, закупив под нее оборудование. Теперь мы приступаем к освоению новых образцов изделий РЭБ, и в 2017 г. уже должны отправить их в российскую армию. Наши конструкторы поставили задачу, и мы в рамках ФЦП по переоснащению вооруженных сил страны оснастим цеха завода всем необходимым.

Сегодня и на российском рынке уже появились аналоги европейского оборудования. Например, Ульяновский станкостроительный завод освоил выпуск современных станков с ЧПУ, хорошее оборудование предлагают заводы Екатеринбурга, Петербурга, Московской области. Но вместе с тем есть возможность покупки аналогичного по техническим характеристикам оборудования в Юго-Восточных странах, они не упустят возможности занять освободившуюся европейскую нишу. Китай, Тайвань, например, способны полностью заменить европейские поставки своим качественным оборудованием с более демократичной ценой.

Мне хотелось бы развенчать расхожее мнение, что наша оборонка слаба, что тот же «Квант» то ли жив, то ли умер, что нередко слышу от обывателей. Изделия, выпускаемые нашим предприятием, вполне способны поддерживать обороноспособность страны на высоком уровне. Возможно, этот факт известен, но я все-таки повторюсь, чтобы было очевидно, какого уровня технику военного назначения выпускает наша страна, наше предприятие в частности.

13 марта комплекс РЭБ «Автобаза» производства «Кванта» «перехватил» американский ударно-разведывательный беспилотник, шпионивший в небе Крыма на высоте 4 тыс. м. С помощью другой военной техники (скорее всего, СПН-2, СПН-4) этот беспилотник, лишенный связи с американской базой, был посажен. Добавлю, за семь лет концерн радиоэлектронных технологий (КРЭТ) передал российской армии семь типов новейших комплексов радиоэлектронной борьбы.

Без испытаний готовой продукции «Кванту» не обойтись. ФОТО: НПО «Квант»

Новые вызовы

– А какова загрузка «Кванта»?

– Об этом можно судить по таким фактам: в 2014 г. нами уже доведены и закреплены объемы производства на 2016–2017 гг. Министерство обороны РФ, наш доминантный заказчик, оплатило поставку техники «Кванта» в российские войска до 2015 г. включительно. И мы в счет 2015 г. уже авансируем своих поставщиков, что позволяет им на наши авансы покупать оборудование, расходные материалы. Институты-разработчики наших изделий военной техники подписали договоры на опытно-конструкторские образцы (ОКР) до 2020 г.

В советское время на станцию РЭБ (от запуска производства до выпуска готового изделия) у нас уходило пять лет. Теперь новый образец военной техники мы выпускаем за два года. Работаем с конструкторского «листа», в жестких условиях, многое дорабатываем, перерабатываем вместе с конструкторами, которые просто живут в наших цехах. И первые наши образцы идут как опытные. Так появляется новая техника, быстрее идет процесс перевооружения армии.

Объем производства «Кванта» перевалил за 1,5 млрд, но подготовлен под оборот в 2,5 млрд руб. И мы рассчитываем, что производство действительно вырастет в два раза. ФЦП производства новых образцов военной техники прописана до 2020 г., вместе с программой разработана и конструкторская документация. То есть, заглянув в эти «святцы», мы точно скажем, сколько изделий РЭБ нужно выпустить в течение этих шести лет, и каких.

– В открытых источниках есть информация, что «Квант» недавно создал СП с белорусским предприятием «Агат – системы управления» – «РЭБ Технолоджи». Этот шаг позволит решить проблему поставок комплектующих из-за рубежа?

– Да, в июне мы зарегистрировали СП в Белоруссии с двумя компаниями- учредителями. Идея создания СП родилась еще в 2008 г. Тогда оборонное ведомство Белоруссии обратилось к нам с просьбой провести ремонт и модернизацию комплексов радиоэлектронной защиты (РЭБ). Это мобильные группы техники, способные защитить стационарные и движущиеся объекты от прицельных бомбовых и ракетных ударов. В этих мобильных группах системы обнаружения и подавления ремонтирует «Квант», а системы управления командных пунктов – минский «Агат – системы управления». В этом году мы получили новый заказ, а к 2017 г. должны освоить около 15 млн долл. Но «Кванту», с точки зрения логистики, было выгоднее найти партнера в Белоруссии и вместе с ним на месте модернизировать спецтехнику. Партнером стало крупнейшее в стране предприятие радиоэлектроники, в штате которого работают очень квалифицированные разработчики.

Теперь мы с белорусскими коллегами уже строим планы совместной работы над перспективными станциями мощных шумовых помех, образцами новой техники для радиоэлектронной разведки, а по сути – укрепления обороноспособности двух государств, совместной защиты границ России и Белоруссии. Речь ведется и о возможности экспортных операций, то есть самостоятельного военно-технического сотрудничества с другими государствами мира. И, собственно, этим, получая в Белоруссии все разрешительные документы, занимаются наши партнеры.

«РЭБ Технолоджи» также малой кровью решило проблему импортозамещения. Для военной техники «Кванта» украинские предприятия делали некоторые блоки и узлы, которые тоже нужно ремонтировать. Но гражданская война на Украине, несамостоятельность внешней политики властей поставили под угрозу наше дальнейшее сотрудничество. Украинские компании предложили: давайте мы пришлем наших специалистов и будем ремонтировать на месте. Но это только часть задачи – отремонтированные узлы и блоки должны пройти испытания, настройки на специальном оборудовании, ведь без 100-% гарантии качества заказчик – Минобороны России – у нас ничего не примет. Так что от предложения украинской стороны мы отказались и передали ремонт этих узлов и блоков белорусскому «Агату». Познакомившись с документаций, компания приступила к работе. Так что на каждое эмбарго найдется свой мастеровой специалист. Теперь мы уверены: гособоронзаказ по ремонту военного оборудования «Квант» выполнит в срок.

Смена ориентиров

– Раньше вы поставляли технику в 40 стран мира. Изменилась ли ситуация с экспортом?

– Как я уже сказал, мы «под завязку» загружены заказами по перевооружению российской армии. Новые изделия военного назначения не могут экспортироваться ни в одну страну мира в течение 5–6 лет по понятным причинам. Экспорт в общем объеме производства компании занимает всего 15%. Замечу, мы никогда не поставляли свою технику ни в Европу, ни в США. Мы обеспечивали поставки в те страны, с которыми плотно сотрудничал Советский Союз. Там много нашей техники, ее нужно ремонтировать, модернизировать. Речь идет об арабских, африканских государствах и странах Юго-Востока. Туда мы поставляем запасные части и проводим модернизацию комплексов РЭБ. Но мы ищем и новые рынки сбыта в Аргентине, Бразилии, Венесуэле, которые раньше закупали американскую военную технику.

– Новая военная техника, очевидно, это и новый уровень компетенций. На предприятиях ОПК всегда были проблемы с молодыми инженерными кадрами. И профессия инженера девальвировала: нищенская зарплата, сложная наука. Как будете справляться с этой проблемой?

– Да, действительно, из 1300 чел., работающих на «Кванте», только 400 чел. – в возрасте до 30 лет. Это очень мало. Нам не хватает конструкторов, технологов. И меня покоробило, когда я узнал, что в Великом Новгороде, в универмаге «Русь», работают 150 чел. с высшим, в том числе и инженерным, образованием. Вот так люди распорядились своими знаниями, в которые вкладывали силы и средства пять лет.

Да, у нас уже просто нет такой профессии, как рабочий. Работа с новой военной техникой требует инженерного образования, молодых кадров, чтобы они были на «ты» с компьютером. В самое ближайшее время на предприятии будет оптимизирован неквалифицированный труд. И при удвоенном росте объемов производства численность персонала будет увеличена всего на 200 чел.

С радостью узнал: в этом году среди абитуриентов в НовГу, поступающих на инженерные факультеты по целевым контрактам, был конкурс. Мы надеемся, что из 32 направленных нами абитуриентов большинство будут приняты, так как мы специально отбирали только тех, у кого результаты ЕГЭ были высокими. Для меня эти факты являются своеобразным маркером: родители, которые, возможно, в 1990-е сами на предприятиях радиоэлектроники перебивались мизерными зарплатами, не препятствуют тому, чтобы дети получали профессию инженера – сегодня самую востребованную в ОПК страны.

Читайте также:
Санкции: ГКС придется внести коррективы в планы по созданию спутника «Ямал-601»
Андрей Зверев: отечественная электроника не боится санкций
Санкции Запада могут привести к серьезным проблемам с развитием ГЛОНАСС
Россия может потерять 100 млрд евро за два года в результате санкций, ЕС – столько же
Правительство готовит планы по импортозамещению ИТ-продукции в сфере ОПК
Рогозин: РФ за 2,5 года заменит украинскую продукцию ОПК на российскую
Оборонке придется отказаться от импортных чипов
Минпромторг займется усовершенствованием высокотехнологичной деятельности ОПК
Ростех и «Россети» обеспечат импортозамещение
Представители электронной отрасли обсудили импортозамещение
«Росэлектроника»: Как Россия обеспечит свои потребности в электронике
Путин в докладе на ПМЭФ-2014 назвал меры по импортозамещению в сфере радиоэлектроники

Источник: «Эксперт Северо-Запад»

Оцените материал:

Автор: Ольга Колотнеча, «Эксперт Северо-Запад»



Комментарии

0 / 0
0 / 0

Прокомментировать





 

Горячие темы

 
 




Rambler's Top100
Руководителям  |  Разработчикам  |  Производителям  |  Снабженцам
© 2007 - 2017 Издательский дом Электроника
Использование любых бесплатных материалов разрешено, при условии наличия ссылки на сайт «Время электроники».
Создание сайтаFractalla Design | Сделано на CMS DJEM ®
Контакты