Вход |  Регистрация
 
 
Время электроники Понедельник, 29 мая
 
 


Это интересно!

Новости

Словения опередила Россию с первым "умным" надгробием-"зомбоящиком"


Обзоры, аналитика


Интервью, презентации

Ранее

Сергей Карамов: «Робототехнику и электронику нужно давать в школах — а сейчас даже у студентов МИЭТа и наших инженеров уровень очень печальный…»

Зачем учить детей собирать роботов, чем Lego лучше Arduino, что такое электроника на всю жизнь и почему искусственный интеллект — будущее человечества — в интервью Zelenograd.ru рассказывает Сергей Карамов, генеральный директор зеленоградской компании «Систелен», специализирующейся на контрактной разработке электроники.

Глава Центра разработок 5G Корбетт Роуэлл о 5G в России, Европе и Китае

В середине января 2015 года Инженерная школа при Университете Назарбаева в Астане (Казахстан) открыла Центр разработок 5G. Одной из его стратегических задач является усиление сотрудничества разработчиков мобильных технологий пятого поколения из Европы, России и Китая.

Yota Devices разместит производство российских смартфонов в Калуге

Гендиректор компании Владислав Мартынов рассказал о планах по выпуску YotaPhone на территории России.

Реклама

По вопросам размещения рекламы обращайтесь в отдел рекламы

Реклама наших партнеров

 

21 августа

Татьяна Растимешина: «Инженерное образование снова набирает обороты»

О тенденциях и открытиях нынешней приёмной кампании ведущего вуза в области микроэлектроники рассказала Татьяна Растимешина, ответственный секретарь приёмной комиссии МИЭТ.



Почему в зеленоградском вузе выросли проходные баллы на основных технических направлениях и снизились на «Дизайне», для кого был удобен приём в две волны и как делались электронные «конкурсные списки», зачем МИЭТ проверял школьные сочинения и какие индивидуальные достижения были популярны у выпускников школ?

О тенденциях и открытиях нынешней приёмной кампании зеленоградского вуза в интервью Zelenograd.ru рассказала Татьяна Растимешина, ответственный секретарь приёмной комиссии МИЭТа.

Растимешина Татьяна Владимировна (Фото miet.ru)

— Какими были особенности приёмной кампании этого года для МИЭТа? В июле были новости о том, что в вуз пришло гораздо больше абитуриентов, чем в прошлые годы…

— В первые недели работы приёмной комиссии было затишье. Похоже, что абитуриенты с самого начала были нацелены сразу приходить с оригиналами документов, особенно те, кто понимал новые правила приема. Еще были те, кто приезжает к нам из дальних регионов: они всегда первую неделю-другую смотрят на конкурсную ситуацию, конкурсные списки, на проходной балл, а приезжают уже ближе к концу кампании, чтобы всё отслеживать и бегать из вуза в вуз уже здесь. Поэтому первые две недели у нас заявлений было в два раза меньше, чем в прошлом году, зато в последние три недели приёма мы поднялись на 25% по сравнению с предыдущими пятью, а то и десятью годами.

— Несмотря на демографическую яму в МИЭТ захотело поступать больше выпускников?

— Вероятно, это было желание, которое притихло в связи с кризисом — желание региональных детей попасть в Москву. Играет свою роль и то, что инженерное образование, которое недавно утратило свою популярность, снова набирает обороты, а экономическое и правовое образование уже не в такой чести. Дети видят, что у работодателей техническое образование востребовано, зарплаты хорошие, и приезжают поступать. Мы это просто констатируем, не уверена, что это наша заслуга, но и результат нашей работы, надеюсь, тут есть.

Еще одна тенденция состояла в том, что подлинников с самого начала было в два раза больше, а потом и в три раза больше. Ребята сразу приносили подлинники и говорили: «Мы хотим к вам, мы останемся у вас». Особенной беготни по вузам принципиально не было. Мы сразу собрали подлинников практически на две волны — на последний день подачи заявлений, 24 июля, их уже было столько. Дальше началась сортировка между вузами: кто-то уносил от нас документы, но уносили их люди с меньшими баллами, к нам приносили — с большими. Эту тенденцию мы держали в течение двух недель, что тоже очень приятно. Не знаю, сможем ли мы это повторить, но так было.

Удивительно и то, что значительная часть тех, кто не прошёл в МИЭТ в первую волну, остались на вторую, несмотря на все риски. Мы, конечно, все для них сделали, видя баллы ребят — кому-то что-то объясняли, обещали, пытались считать, включали все наши какие-то аналитические возможности, статистику и т. д.

— Разделение приёма на 80% в первую волну и 20% во вторую — в чём плюсы и минусы этой системы?

— Во все предыдущие годы у всех вузов была фактическая возможность зачислить всех абитуриентов в одну волну. Были списки рекомендованных, и если все они приносили документы, то мы их зачисляли. Если подлинников не хватало, оставались места на вторую волну. Обычно в списке рекомендованных было ровно столько людей, сколько бюджетных мест, особенно на востребованные направления подготовки — если бы мы давали, например, 120%, то потом были бы виноваты перед 20% «лишними», которые тоже принесли подлинники документов. После того, как списки рекомендованных были опубликованы, мы этих рекомендованных обзванивали и ждали их с документам.

В этом году ситуация отчасти упростилась в том отношении, что все, кто прошел по минимальным баллам, были по сути рекомендованными. Вуз мог разными способами собирать оригиналы: либо обзванивать, вызывать к себе, либо просто ждать. Мы вывесили конкурсные списки и показали, сколько у нас бюджетных мест. Все, кто приносил подлинники в первую волну, попадали на эти места, пока подлинников было меньше, чем бюджетных мест. Потом они стали заполняться, те, кто выпадал по проходным балам, проходили по другому приоритету или оставались на вторую волну. Таким образом вуз заполнил 80% мест.

С одной стороны эти 80% были выгодны тем, у кого высокий балл, а также крепким середнячкам — они гарантировано проходили туда, куда хотели, в первую волну. Люди подавали заявления, видели себя в конкурсном списке, и как только из него выпадали — шли в другой вуз. Вся беготня в последний день перед первой волной закончилась. По первой волне вузы нашего уровня молниеносно были заполнены, практически не было перемещений между вузами. А со второй волной нам пришлось очень трудно, поскольку на неё отводилось всего два дня. И никто не знал, есть ли еще запас абитуриентов, особенно абитуриентов с хорошими балам, которые придут к нам на вторую волну, учитывая, что детей в этом году не больше, чем в прошлом — мы сейчас на дне демографической ямы. Практически все вузы дважды осуществляли одну и ту же процедуру.

— Прежняя схема приёма была лучше или хуже?

— Для нас на выходе результат лучше, чем в прошлом году, но это не означает, что процедура улучшилась. Она стала значительно более прозрачной и удобной для абитуриентов. С другой стороны, вот представьте себе, у вас полупроходные 230 баллов, и ваш сосед по конкурсному списку с 230 баллами прошел в первую волну, а вы уже не прошли — и вы не знаете, как поведут себя абитуриенты во вторую волну, а мест осталось всего четыре. Для тех, кто попал на ребро, это было неприятно. В прошлом году они были бы просто зачислены в первую волну, если бы принесли подлинники. А сейчас во вторую волну мы точно так же вывесили конкурсные списки, в них сначала было видно, что баллы маленькие и такие люди проходят, потом начали приносить подлинники те, у кого более высокие баллы, и проходной балл резко поднялся в последний день. Это, безусловно, очень сильно подкосило и всегда подкашивает тех, кто крайний в конкурсном списке. Фактически в последние несколько часов, когда они уже никуда не успевали, они стали вываливаться из конкурса. Например, на «Электронику и наноэлектронику» у нас балл поднялся за полдня с 178 до 192. Подлинников нам донесли 35 на очень небольшое количество бюджетных мест, порядка 20 человек выбыли.

— Значит всё равно процедура остается достаточно тревожной.

— Да, и у всех вузов есть такое желание — я думаю, что совет ректоров будет на этом настаивать — зачислять все-таки в первую волну всех, кто пришел.

Могу сказать, что практически все абитуриенты по-прежнему говорят то, что мы слышим каждый год: «У вас лучший сайт!». Мы в этом году сделали в электронном виде конкурсные списки, которых никогда не делали. Показали конкурсную ситуацию второй волны в тот же день, когда только закончилась первая. Над этим работала целая команда программистов несколько дней и ночей, это было очень непросто технически, но мы эти списки сделали, люди увидели, успокоились и все, кто к нам приходил, говорили: «Вы самые доброжелательные, самые открытые, самые прозрачные» — не было ни одной претензии с этой стороны. На сайтах Бауманки, МФТИ, МИСиС сложно было найти такие же конкурсные списки, как они меняются, какая по ним ситуация у конкретных людей. А наши обновлялись каждый полчаса, если что-то задерживалось — был шквал звонков: «Что там у вас?» — «Технические проблемы», тут мы были заложниками собственной открытой политики.

Кроме того, мы старались поговорить с абитуриентами. Выходили публикации о новой системе зачисления в две волны. Дважды прошла встреча с ректором, под первую и под вторую волну. Было очень много экскурсий на все кафедры, они шли с 1 июля, в том числе индивидуально — можно было попасть на кафедры, что-то узнать, встретиться с заведующими кафедр или их заместителями. Первая группа уходила в 11:00, вторая в 13:00, но если между ними приходили абитуриенты и хотели на какую-то кафедру — мы созванивались с кафедрой, их водили. Планировали проводить экскурсии до 24 июля, но они фактически продолжались до 30 июля, до последнего дня приемной кампании. И посещаемость экскурсий была в два раза больше, чем в прошлом году.

— На кафедрах благодаря экскурсиям уже увидели картину, кто к ним придет? Довольны?

— Пока мы просто видим, что людей больше, чем в прошлом году, но не оценивали статистику, сколько среди них «знакомых», тех, кто участвовал в наших профориентационных мероприятиях. Но в этом году виден четкий тренд — если в прошлом году с направлением подготовки многие не разобрались, то сейчас ребята в массе свой знали, что они хотят, причем знали в порядке убывания приоритетов: «Сначала я хочу на „Программную инженерию“, во вторую очередь туда-то, в третью — туда…».

При этом на наше ведущее направление «Электроника и наноэлектроника», которое в прошлом году, к сожалению, как-то провалилось по баллам, было много желающих с первым приоритетом, с высокими баллами, которые хотели именно туда. Тут мы тоже очень довольны итогами кампании, это направление практически основное для вуза, и на 135 мест у нас проходной балл 193. Это очень неплохо, и средний балл там тоже очень хороший.

— Вообще рост проходных баллов по сравнению с 2014 годом произошёл на большинстве специальностях. Чем вы это объясняете? ЕГЭ прошли более успешно?

— ЕГЭ в этом году выпускники сдали лучше на 3 балла по математике, и на 3,5 по русскому — это среднероссийские цифры. В сумме они дают плюс 6-7 баллов, физику тоже сдали на 2 балла получше. Дети лучше знали, что они хотели, и в целом у нас балл вырос в абсолютной величине по отношению к прошлому году и в сравнении с вузами-конкурентами. Вырос изрядно. Мы склонны думать, что это все-таки результат нашей работы.

Кроме того, у нас были и дополнительные баллы, которые вошли в сумму баллов у абитуриентов: 5 за сочинение и 10 за все остальное, в сумме — плюс 15. Оценки за сочинение добавили к своим баллам практически все абитуриенты. Мы проверили 2061 сочинение. Его писали в школах, но проверяли его мы.

— Сейчас, при поступлении? Разве его не в школах проверяют?

— Его проверяли в школах на «зачет/незачет». А МИЭТ взял на себя труд выкачивать тексты из архива в интернете, распечатывать и держать комиссию, которая проверяла эти сочинения. Какие-то вузы просто давали 0 баллов за «незачёт» или 1-2 балла за «зачёт». Наша проверка сочинений работала прежде всего на наш имидж: проверяли мы быстро, хотя это была гигантская работа. Сто пачек бумаги распечатанных сочинений, и по каждому идеальный протокол, у нас не было ни одной претензии — несмотря на то, что мы везде писали, что это не оценка, а индивидуальное достижение, поэтому она апеллированию не подлежит. Практически сочинение давало лишь от двух до пяти баллов. С другой стороны, для тех, кто его написал и хотел учёта результата — мы это сделали. Это было наше сознательное решение, хотя мы знали, что работа будет очень трудоемкой.

— Многие абитуриенты воспользовались возможностью получить баллы за индивидуальные достижения? За что и сколько они получали?

— Примерно треть абитуриентов подавала на учёт индивидуальных достижений, это была целая процедура. Половина из этой трети половина — счастливые обладатели аттестата с отличием, за который они получили 10 баллов, и это конечно опять сыграло в нашу пользу. Повышаются баллы в конкурсных списках, это заставляет тех, у кого нет отличного аттестата, конкурировать с теми, у кого плюс 10 баллов. В результате у нас сложился контингент на некоторых кафедрах — 100% отличники, там будут группы только из обладателей красных аттестатов. Заведующие кафедрами исключительно этим довольны, полагая, что такие дети будут учиться хорошо, стараться друг перед другом. Несмотря на то, что для рейтинга вузов мы будем рассчитывать средний балл без учёта баллов за индивидуальные достижения, мы уже получили благодаря им выстроенный на качестве контингент.

— А когда будут подсчитываться средние баллы для рейтинга вузов?

— Они автоматически считаются и появятся у нас через несколько дней, для этого есть специальная программа «1С». Отчитываться мы по ним будем в сентябре-октябре, официальные сводные рейтинги появятся не раньше октября. В МИЭТе 31 августа будет традиционная конференция, на которой выступит ректор, будем говорить там об итогах приёма.

— Проходные баллы снизились на специальности «Дизайн» и «Техносферная безопасность». Последняя и раньше была не очень популярна, а вот «Дизайн» был весьма востребован — немногочисленные бюджетные места для «гуманитариев» в Зеленограде…

— С направлением «Техносферная безопасность» мы в этом году пошли на эксперимент, брали на него с ЕГЭ по химии — единственное такое направление в МИЭТе. В этом был, конечно, минус: если из остальных направлений у человека была возможность выбрать три приоритета, имея ЕГЭ по физике, то на «Техносферную безопасность» приходилось подавать в один вуз на одно направление. При этом мы вынуждены были конкурировать с РХТУ, и сам факт, что по этому направлению у нас полный набор, исключительно радует.

Что касается «Дизайна», в прошлом году была такая история: стоимость обучения на этом факультете увеличилась по приказу министерства прямо в ходе приемной кампании. А люди, которые подавали заявления на бюджет и не были уверены, что пройдут, рассматривали в качестве второго варианта контрактное обучение. Когда нам по требованию министерства пришлось «менять лошадей на переправе», естественно, было много недовольных. В этом нет нашей вины, не мы устанавливаем эту стоимость — государство определяет минимальную планку, и ни один вуз не имеет права учить на контракте дешевле, чем на бюджете. В этом году, вероятно, многие не подали заявления на бюджет, так как в качестве запасного варианта не рассматривали контракт. Это действительно стало объективно недешево. Кроме того, вступительные испытания на «Дизайн» — два творческих испытания — совпали по времени с испытаниями в других вузах — в Строгановке, например. Абитуриенты вынуждены были делать выбор еще на стадии вступительного испытания. Хотя заявлений было столько же.

— В целом, проходные баллы в МИЭТе стали выше уровня 2014 года, но до уровня 2013 года они не дотягивают. Как вы это объясняете?

— В 2013 году дети чуть лучше сдали ЕГЭ, а у нас было меньше бюджетных мест, и самое главное — в 2013 году еще был набор на факультеты. А он всегда проходил в одну волну: люди приезжали, останавливались на одну ночь на вокзале, привозили хорошие баллы из Чувашии, Казахстана и других регионов, проходили первую волну, а дальше кто-то отчислялся уже фактически из приказа, ехал в Бауманку или еще куда-то. Поэтому баллы были высокими. Но сейчас они не сильно ниже по сравнению с 2013 годом. Мы восстановили реноме наших ведущих направлений подготовки. Итоговые проходные баллы просели из-за второй волны, если вы видели конкурсные списки — там иногда последний человек шел с сильным отрывом от остальных.

— В этом году МИЭТу слегка увеличили число бюджетных мест, то есть контрольные цифры приёма? Есть увеличение на факультете ЭКТ, на «Дизайне», на «Менеджменте» — в прошлом году государство срезало там число бюджетников, а в этом добавило…

— Мест стало больше в первую очередь на ЭКТ. Мы единственный национальный исследовательский университет, специализирующийся в области электроники и наноэлектроники. У нас лучшая программа по наноэлектронике, она разработана в МИЭТе, по ней работает несколько научных школ, сам ректор закончил фактически именно эту программу и является автором научной школы. Поэтому бюджетных мест на «Электронику и наноэлектронику» нам добавили до 135 и, я думаю, убавлять не будут. Тем более, что в этом году она пользовалась успехом у абитуриентов. На «Менеджмент» нам добавили места, вероятно, из-за того, что закрыт зеленоградский МГАДА. Фактически мы единственный институт в Зеленограде, который сейчас достойно готовит специалистов в этой сфере. Плюс министерство понимает, что электронике нужны менеджеры, вокруг пояс малых предприятий. К сожалению, в следующем году мы не ждем увеличения контрольных цифр на «Менеджмент» и «Дизайн». Не было бы уменьшения…

— И о целевом приеме: по договорам с предприятиями принято 23 человека, в прошлом году их было 24. Бюджетные места МИЭТ выделил с запасом, не все заняты — предприятия не проявили особой активности?

— Поменялась процедура, нам поздно дали квоты целевого приема, они поздно появились на сайте. Мы долго делали договор с предприятиями, его утверждали в министерстве — у абитуриентов было мало времени, чтобы сориентироваться и заключить договора целевого обучения. С другой стороны, у нас полный набор на целевые места в Учебном военном центра, там их количество заметно увеличилось, но качество контингента сложно комментировать…

— По данным о зачислении «целевиков» видно, что у 15 человек из 23 проходные баллы ниже, чем у поступивших по общему конкурсу, причем в некоторых местах существенно ниже. Например, «Ангстрем» взял двух человек, у которых 158 и 172 баллоа. Это заведомо мало, даже если не знать заранее, какой сложится проходной балл в целом по МИЭТу — ведь «целевиков» зачисляют раньше. Почему такая ситуация, зачем предприятия это делают?

— Да, нам это тоже не очень нравится. В следующем году будем стараться работать адресно. Но такая тенденция не на всех направлениях подготовки, по некоторым абитуриенты приняты очень достойные — там, например, где кафедры изначально договаривались с предприятием, участвовали в подписании договоров на стадии устной договоренности и держались той политики, что качественный контингент нужен и нам, и предприятию. В этих случаях «целевики» были хорошие, качественные, правда их было немного. Лучше меньше, да лучше. Какие-то предприятия, наверное, поступили так, как сочли нужным, и мы не могли чинить им препятствия. Есть минимальный балл — обязаны брать.

Источник: Zelenograd.ru

Оцените материал:

Автор: Елена Панасенко, Zelenograd.ru



Комментарии

0 / 0
0 / 0

Прокомментировать





 

Горячие темы

 
 




Rambler's Top100
Руководителям  |  Разработчикам  |  Производителям  |  Снабженцам
© 2007 - 2017 Издательский дом Электроника
Использование любых бесплатных материалов разрешено, при условии наличия ссылки на сайт «Время электроники».
Создание сайтаFractalla Design | Сделано на CMS DJEM ®
Контакты