Вход |  Регистрация
 
 
Время электроники Четверг, 14 декабря
 
 

Это интересно!

Ранее

В Россию привезли дешевый десктоп размером с книгу

Компания Acer представила в России первый в мире компьютер, построенный на платформе Nvidia Ion – настольный компьютер Aspire Revo. Он был показан на совместной пресс-конференции компаний Acer, Nvidia и «Бука». По своим размерам этот ПК сопоставим с книгой в твердой обложке.

Американцы записали на оптический диск 500 Гбайт данных

Компания General Electric разработала оптический диск, вмещающий до 500 Гбайт данных. Он создан на базе технологии микроголографии. Об этом сообщается в пресс-релизе General Electric. Главная особенность нового накопителя заключается в том, что для записи данных используется весь его объем. Этот диск состоит из нескольких трехмерных слоев, которые хранят информацию.

Производители чипов NEC и Renesas планируют объединиться

NEC и Renesas создадут крупнейшего производителя микрочипов в Японии.

 

28 апреля

За что судили Pirate Bay и что из этого вышло

Если, конечно, не считать мировой экономический кризис, то, пожалуй, главной темой публикаций и дискуссий мировой прессы является суд над организаторами шведского интернет-портала Pirate Bay. Слушания по этому делу начались в Стокгольме 16 февраля, приговор был вынесен 17 апреля, но процесс еще весьма далек от завершения. А главное, он спровоцировал целую волну протестов, дискуссий и даже законодательных инициатив не только в Швеции, но и по всей Европе.

Ф

айлообменный сервис Pirate Bay («Пиратская бухта») позволил миллионам людей скачивать друг у друга музыку, фильмы, компьютерные игры и программы. На самом сайте ничего не размещалось, он лишь помогал участникам системы найти нужные материалы друг у друга и обменяться ими. Услугами этого сервиса пользуются более 25 миллионов человек по всему миру, не говоря уже о том, что повсюду, включая Россию, возникли сотни аналогичных сайтов. Для того чтобы воспользоваться услугами Pirate Bay, не требуется регистрация. Тем не менее к началу суда там числилось три с лишним миллиона зарегистрированных пользователей. Работает система бесплатно, поддерживая свое существование за счет размещаемых на сайте рекламных объявлений.

Истцом против «Пиратской бухты» выступила группа ведущих медиаконцернов, в первую очередь американских. Лоббистом интересов корпораций выступила Международная федерация производителей фонограмм (IFPI), которая не только инициировала судебное разбирательство, но и, не дожидаясь его результатов, начала предъявлять требования правительствам разных стран, добиваясь блокирования доступа к «Пиратской бухте» и другим аналогичным порталам.

Основателей сайта – Петера Сунде, Фредрика Нейджа, Готтфрида Свартхольма, а также норвежского бизнесмена Карла Лундстрема, который спонсировал проект в самом начале, – обвинили в нарушении авторских прав.

Проблема в том, что на сайте Pirate Bay нет файлов, использование которых было бы ограничено законами об охране авторских прав. Там вообще нет ни музыки, ни фильмов, ни видеоигр. Строго говоря, там вообще ничего нет, кроме информации о том, где можно найти то, что вам требуется. Посетители сайта обмениваются файлами между собой. И если кто-то и нарушает права интеллектуальной собственности, то исключительно сами пользователи.

Поскольку прямого нарушения закона со стороны создателей «Пиратской бухты» не было, то формулировка обвинения звучала как «оказание содействия другим людям в нарушении авторских прав». Но и тут возникает проблема. Для того чтобы доказать чье-то соучастие в преступлении, требуется сперва доказать сам факт преступления. И сначала предъявлять иски пользователям Pirate Bay, а потом уже на основании вынесенных им приговоров судить создателей сайта за соучастие. Однако как привлечь к суду нарушителей, если речь идет чуть ли не о каждом шестом взрослом гражданине Швеции?

Можно было бы, конечно, провести несколько показательных процессов, осудить какое-то количество благонамеренных обывателей на длительный тюремный срок и жуткие штрафы, а затем уже заняться файлообменными сервисами. Но это путь долгий, к тому же не сулящий инициаторам судов большой популярности. Потому владельцы «интеллектуальной собственности» не стали тратить время на промежуточные цели, нанеся удар сразу по тем, кого считали главным противником.

С суммами нанесенного ущерба тоже проблема. Медиакомпании оценивают ущерб исходя из того, сколько бы они денег получили, если бы все, кто скачал файлы бесплатно, заплатил бы за них полную цену. Между тем подавляющее большинство скачивающих фильмы и музыку вообще не стало бы эти материалы приобретать за деньги и уж во всяком случае – по той цене, которую требуют компании. С другой стороны, есть и меньшинство, которое, наоборот, покупает лицензионную копию или идет в кино после того, как просматривает видео, скаченное в Интернете. Наконец, изрядная часть модных групп обязана своей популярностью свободному распространению своих материалов в Интернете. «Пиратские» сети делают для них бесплатную работу по маркетингу и формированию аудитории. И еще большой вопрос, кто кому должен.

Ссылки на авторские права настолько неубедительны, что о них почти не говорили даже защитники медиакомпаний. Основная прибыль достается не авторам, а корпорациям. Именно поэтому среди создателей музыкальных произведений, артистов и писателей «пираты» вызывают куда больше симпатии, чем владельцы медиаконцернов (исключением, конечно, являются несколько тысяч «звезд», которые сами давно уже являются не столько артистами, сколько предпринимателями, владельцами брендов имени самих себя).

Компании и их пропагандисты говорили уже не о «справедливом вознаграждении» за творчество, а о необходимости инвестиций в отрасль и накоплении капитала. С точки зрения логики капитализма это верно. Но при чем здесь творчество и даже авторские права? И кто заставляет Голливуд делать фильмы все более дорогими? Разве за более скромные деньги нельзя снять куда более качественное кино? Все, кто разбирается в киноискусстве, прекрасно знают, что дорогой проект не только не означает хорошее произведение, но почти наверняка в художественном смысле является синонимом халтуры, а в социальном смысле – коррупции.

Неудивительно, что процесс против пиратов с самого начала обернулся против истцов. Юридическая сторона обвинения была крайне плохо подготовлена, дело разваливалось буквально на глазах. По всему миру прошли демонстрации в поддержку «стокгольмской четверки», а в некоторых странах судебные и государственные органы официально заявили, что на их территории файлообменные системы подвергаться преследованиям не будут.

Становилось ясно, что даже обвинительный приговор суда ничего не изменит – в условиях свободного доступа к Интернету закрытие сайта Pirate Bay в Швеции не означало бы прекращения его работы – можно было переместить сервер в одну из более свободных по этой части стран. Единственной европейской страной, где давление медиаконцернов имело успех, оказалась Ирландия. В Британии и Германии подобные инициативы достигли обратного эффекта, правительственные министры вынуждены были выступать перед возмущенной публикой и объяснять, что никаких мер против файлообменных сетей принято не будет. Тем самым сделан был шаг к их фактической легализации.

Дальше всех пошло левоцентристское правительство Норвегии. Входящая в правящую коалицию Социалистическая левая партия пообещала внести в парламент законопроект о юридической легализации файлообменных сетей. С аналогичным заявлением выступила Левая партия Швеции, которую неожиданно поддержала консервативная Партия умеренных. Рейтинг этих организаций сразу же стремительно вырос, особенно среди молодежи. Однако главный прирост политической популярности испытала шведская Пиратская партия, куда записались около 10 тысяч новых членов.

Это сразу же сделало ее четвертой по величине партией страны (больше, чем членская база «зеленых», Левой партии, Народной партии и христианских демократов). А молодежная организация Пиратской партии оказалась крупнейшей из подобных организаций в королевстве. Сейчас Пиратская партия насчитывает 38 тысяч членов, а ее «молодежка» достигла 17 тысяч человек. В преддверии выборов в Европейский парламент шведские «пираты» заручились достаточно массовой поддержкой для того, чтобы иметь реальные шансы провести туда своих кандидатов.

Демонстрации и митинги в поддержку Pirate Bay проходили по всему миру, включая и Москву, где на Пушкинскую площадь вышли около трехсот человек (они, впрочем, протестовали и против проекта новой редакции Гражданского кодекса, вовсе запрещающей интернет-копирование).

Руководители «Пиратской бухты» уже праздновали победу, когда внезапно ситуация изменилась – 16 апреля стало известно содержание предстоящего судебного решения: оно было почти полностью написано под диктовку истца.

Каким образом еще не принятое и формально еще не написанное решение стало в деталях известно за целые сутки до заседания суда, остается одной из скандальных загадок этого дела. Так или иначе, создатели «Пиратской бухты» были признаны виновными в «содействии в распространении контента, являющегося объектом авторского права». Судья Томас Нурстрем приговорил каждого из них к году тюремного заключения, а кроме того, ответчики должны были выплатить 3,6 миллиона долларов США обвинителям, представляющим крупнейшие медиакомпании.

Европейские хакеры ответили на приговор распределенной DoS-атакой на сайты Международной федерации звукозаписывающих компаний ifpi.org и ifpi.com, которые были недоступны в течение целого дня. В атаке участвовало около 250 человек из разных стран.

Однако на этом неприятности истцов не закончились. Не прошло и нескольких дней после вынесения приговора, как шведские журналисты выяснили, что судья Томас Нурстрем работает сразу в трех организациях, целью которых является укрепление копирайт-законодательства, а его партнерами являются все представители обвинения, выступавшие в суде, – и Моника Вадстед, и Питер Дановски, и Хенрик Понтен. Запахло крупным коррупционным скандалом, который грозит обернуться не только крахом карьеры судьи, но и серьезным кризисом доверия к судебной системе в целом.

В сложившихся обстоятельствах «антипиратский» приговор фактически не имеет шансов быть утвержденным в более высоких инстанциях. Так что в любом случае дело будет продолжено. А инициаторы иска, похоже, уже сильно пожалели о затеянной ими кампании.

Вопрос об интеллектуальной собственности стал предметом широкомасштабной публичной дискуссии во всем мире, и противники существующего режима «копирайта», которых раньше игнорировали, не только получили возможность высказаться, но и повсеместно выиграли дискуссию. Нынешний режим интеллектуальной собственности повсеместно осуждается общественным мнением – вот главный результат, который стал очевиден по итогам процесса «стокгольмской четверки». Это отчасти признают даже сторонники действующего порядка, которые в ходе публичных дебатов стали говорить о необходимости модифицировать правила и искать компромисс. Но отступать уже слишком поздно.

Кризис капитализма совпал с обострением борьбы вокруг правовых норм интеллектуальной собственности. И это не случайно. Старый порядок, который привел нас к нынешнему положению дел, утрачивает уважение и доверие, его основы, включая правовые принципы, на которых он построен, оспариваются и осмеиваются.

Старый порядок уходит в прошлое, и чем более энергично и агрессивно он защищается, тем более масштабным будет его поражение. Из дела «стокгольмской четверки» миллионы людей сделали собственные выводы, радикально противоположные вердикту судьи Нурстрема.

Автор: Борис Кагарлицкий – директор Института глобализации и социальных движений (ИГСО).

Оцените материал:

Источник: Взгляд

ee

Комментарии

1 / 1
1

129 апреля, 09:02

формулировка обвинения звучала как «оказание содействия другим людям в нарушении авторских прав».

Международная федерация производителей фонограмм (IFPI) уже второй раз "наступает на те же грабли". Ранее они без особого успеха попытались "остановить" некоторые файлообменные сети в самих США и именно "за содействие". Можно было бы пожалеть этих посредников, если бы они как-то однозначно (и более-менее справедливо) и сполна расплатились с авторами, но в большинстве случаев это не так: выплата (часто из-за самомнения авторов) отсрочена в виде скромных долей в текущей доходности от продаж контента. Файлообменники радикально изменили этот "ландшафт": контент стал халявным - посредники и недополучившие авторы "обнулились". Поддержка самих файлообменных ресурсов почти везде осуществляется за счет рекламы (иногда от партнеров и подразделений IFPI !) В силу понятного интереса пользователей, такие ресурсы реально становятся настоящим "магнитом" для рекламистов и рекламодателей - дело становится прибыльным для инициаторов и полезным для посетителей. В американском судебном процессе адвокаты ответчиков приводили очень старые, но уместные успешные прецеденты (времен типографского кпирайта): "тогда предъявите иск к производителям бумаги, краски, полиграфических машин, издателям учебников по грамматике, словарей и т.д., предъявите иски к школе - т.к. без грамотности нет читателя и т.п." Здесь та же "картина": есть ресурс-искушение, но выбор твой. Этот ресурс - просто перекресток, кроме него "участниками" пиратского прецедента становятся поставщики ПО, провайдеры коммуникаций и обеспечивающего сервиса и т.д., - НО ЯВНУЮ ПРИБЫЛЬ ОТ КОММЕРЧЕСКОГО ОБРАЩЕНИЯ ЧУЖОГО КОНТЕНТА ФАЙЛООБМЕННИКИ НЕ ПОЛУЧАЮТ! - искового предмета нет.

1 / 1
1

Прокомментировать







 

Горячие темы

 
 




Rambler's Top100
Руководителям  |  Разработчикам  |  Производителям  |  Снабженцам
© 2007 - 2017 Издательский дом Электроника
Использование любых бесплатных материалов разрешено, при условии наличия ссылки на сайт «Время электроники».
Создание сайтаFractalla Design | Сделано на CMS DJEM ®
Контакты