Вход |  Регистрация
 
 
Время электроники Суббота, 19 октября
 
 


Это интересно!

Новости


Обзоры, аналитика


Интервью, презентации

Ранее

Рабочий эталон измерения усредненной силы света светодиодов

Описаны условия и средства измерения одной из самых важных характеристик излучения светодиодов — усредненной силы света. Приведены особенности конструирования и калибрования эталонного средства измерения этой величины с помощью эталонного датчика, связанного с первичным государственным эталоном Украины.

Инструменты расчёта параметров мощных светодиодов компании Future Lighting Solution

Технология напыления тонких пленок

В настоящее время на производственных предприятиях микроэлектронной промышленности выявляется потребность в нанесении тонких металлических и диэлектрических пленок на различные поверхности. Тонкие пленки широко применяются в качестве упрочняющих, светоотражающих, проводящих и диэлектрических покрытий. Чаще всего данные виды работ ведутся в НИИ для получения и исследования новых перспективных материалов как для микроэлектронной промышленности, так и для устройств наноэлектроники.

 

2 марта

Рациональный потребитель платит вовремя и в полном объеме. Опыт внедрения светодиодных светильников в ЖКХ

Сегодня всех волнует вопрос внедрения энергосберегающих технологий в масштабах страны, о чем столь много говорилось за последнее время в различных СМИ. По какому пути мы пойдем, какие технологии приживутся, станут ли действительно энергоэффективными и во сколько это обойдется конечному потребителю? На все эти вопросы ответил гость нашей редакции, Сергей Кюрегян, руководитель Центра по энергосбережению ОАО «Мосэнергосбыт».



Кюрегян Сергей Пайлакович,

руководитель Центра по энергосбережению ОАО «Мосэнергосбыт», кандидат наук

— Сергей Пайлакович, здравствуйте! Пожалуйста, расскажите о возглавляемом вами направлении, какие задачи решаете в настоящее время?

— Идея создать Центр энергосбережения при энергосбытовой компании возникла у руководства около двух лет назад. Меня попросили возглавить этот проект. Казалось бы, зачем энергосбытовой компании заниматься вопросами энергосбережения?

Первый фактор — доступ к потребителям. Мы единственные игроки на рынке, кто имеет доступ ко всем потребителям. Мы предлагаем им различные варианты повышения энергоэффективности бизнеса, дома и т.д.

Второе, это повышение платежной дисциплины, потому что рациональный потребитель платит вовремя и в полном объеме.

Третье, это наша перспективная задача. Предприятие внедряет энергосберегающие технологии с нашей помощью, высвобождает часть средств, которые до этого затрачивало на оплату энергоресурсов и пускает их на дополнительное развитие производственных мощностей. В этом случае полезный отпуск электроэнергии растет.

Внедряя энергосберегающие технологии, предприятие высвобождает часть средств

Четвертое, у нас существует дефицит мощностей электроэнергии в определенные часы. Высвобождая ресурсы в одном секторе, мы перенаправляем их в тот сектор, где они необходимы. Соответственно, наша задача — сглаживание нагрузки, что способствует повышению надежности энергосистемы. Перераспределив пиковые нагрузки, мы повысим надежность энергосистемы.

Мы единственные игроки на рынке, кто имеет доступ ко всем потребителям

И последнее. Энергосбережение — это наш бизнес. С одного киловатта в час мы получаем меньшую прибыль, чем можем получать по части энергосбережения. У нас в компании принята стратегия «От энергосбыта — к энергосервису». Мы планируем предлагать комплексное решение по аналогии с тем, что делают западные партнеры — скандинавские, немецкие, английские энергетические компании.

Центр координирует деятельность других структурных подразделений по энергоэффективности. Он занимается пропагандой активного энергосбережения, внедрением соответствующих технических решений. Мы оцениваем потенциал энергосбережения за счет простых технических решений для различных отраслей где-то в 30% от общего потенциала потребления электроэнергии. Это очень большая цифра, и достичь ее единовременно за один год невозможно, но за счет массового тиражирования типовых технических решений можно достичь существенной экономии для клиентов и прибыли для энергосервисной компании.

Энергосбережение начинается с учета, которым мы давно занимаемся, являясь самым крупным игроком на этом рынке. Почему мы занялись освещением? Оно имеет быструю окупаемость при достаточно небольших капитальных вложениях. Например, практика показала, что 3,5 года для светодиодного светильника — абсолютно нормальный срок окупаемости.

— Потребители очень неохотно приобретают светодиодные светильники. Да, 10-Вт устройства светят как 150-Вт лампа, но зачастую такая эффективность достигается при использовании достаточно холодного света, который не подходит для освещения на кухне или в гостиной. Скорее, они подойдут для освещения больших площадей. Кроме того, в рознице эти устройства стоят сумасшедшие деньги: одна лампочка — 1000 руб.

— Во-первых, мы говорим о массовом внедрении. Со временем при соответствующих объемах та или иная технология будет дешеветь. Сейчас уже появляются лампы с цоколями E-27 и E-14, которые будут стоить в розницу порядка 350 руб. Согласитесь, это достаточно привлекательная цена, если сравнивать с имеющимися на рынке компактными люминесцентными лампами. Во всяком случае, компания «Лайт Лидер» заявляет о выводе на рынок во II кв. именно таких устройств. Во-вторых, в области бытового потребления у этих ламп, безусловно, есть перспективы. Если говорить о технических нуждах жилых домов, которых порядка 40 тыс. в одной только Москве, то в этой области имеется огромный потенциал по энергосбережению. Мы видим спрос на светодиоды со стороны ТСЖ и управляющих компаний.

— В чем заключаются внедряемые вами мероприятия?

— Любые мероприятия, начиная от типовых технических проектов по переоборудованию, (например, дома в Южном Бутово), светодиодными светильниками, и заканчивая крупными промышленными предприятиями типа металлургического завода, для которого мы по контракту устанавливаем системы частотного регулирования, насосные агрегаты.

— Можно рассказать подробнее об этих проектах?

— Первый пилотный проект был реализован в июне 2009 г. в Шатуре. Многоквартирный дом был оборудован светодиодными светильниками типа ДБО-64 со встроенными датчиками освещенности и движения. Мы столкнулись с проблемой того, что они должны настраиваться под существующие шумы в доме. В итоге специалистам удалось настроить датчики под конкретную обстановку. Оценить реальное энергопотребление достаточно сложно, но расчетное снижается в 4–5 раз: на 60 тыс. кВт∙ч в год. Исходя из этого расчетный срок окупаемости — 2,7 года при затратах на проект порядка 300 тыс. руб.

— А параметры освещенности остались теми же?

— Параметры освещенности остались примерно теми же, потому что мы заменяли лампы накаливания, установленные вразрез с проектом. Второй реализованный нами проект — замена в серии П46 40-Вт стандартных люминесцентных светильников на 20-Вт энергосберегающие светодиодные светильники питерской фирмы. По этому проекту снижение затрат составило 132 тыс. руб. в год при сроке окупаемости порядка 3,5 лет.

Будущее светодиодных устройств – в ЖКХ, и с нашей помощью их можно использовать для нужд коммунального хозяйства

Вопреки досужему мнению о том, что светодиоды — достаточно дорогое удовольствие, мы видим, что их массовое внедрение возможно за счет вполне приемлемых сроков окупаемости. Результаты пилотного проекта показали, что за светодиодными светильниками будущее в освещении тех мест, где требуется постоянный свет, а затраты на эксплуатацию достаточно велики. Будущее этих устройств — в ЖКХ, и с нашей помощью их можно использовать для нужд коммунального хозяйства. Мы считаем, что конкретные технические решения должны разрабатываться с учетом светодиодных технологий. ЖКХ –объект для массового внедрения светодиодов как при реконструкции, так и при новой застройке.

ДЭЗы, ТСЖ часто задают нам вопрос об утилизации люминесцентных ламп, которые перегорают через полгода. Мы предлагаем им опробовать светодиодную технологию, применение которой не предъявляет специальных и особых требований к освещению. Я думаю, за этой технологией — будущее, и мы призваны ее продвигать.

— Есть ли статистика по готовым проектам?

— По внедрению светодиодных технологий в Москве — сотни проектов. Если говорить о сотрудничестве с «Мосэнергосбытом», т.е. о предложениях массовой продукции, то на текущий момент это два пилотных проекта, но у нас уже порядка 20-ти договоров в стадии подписания на установку порядка 1 тыс. светодиодных светильников.

— Уличное освещение — отдельная тема. Возможно, Вы слышали о проекте LED-city — «Светодиодный город». Как Вы считаете, Россия, в частности Москва, присоединится к этой программе?

— Мэр столицы с энтузиазмом поддерживает светодиодные технологии. Однако при их внедрении необходимо исходить из окупаемости проекта. Москва перешла на натриевые и металлогалогеновые лампы, замена которых на светодиодные пока экономически не вполне выгодна. На мой взгляд, в этом аспекте больше перспектив у тех городов, где есть крепкий собственник, умеющий считать деньги, у городов, которые пока освещаются лампами накаливания или ртутными лампами.

— Среди специалистов бытует мнение, что подключение к мощностям для освещения строящихся дорог вдали от подстанций во много раз превышает стоимость самих LED светильников даже при стоимости последних в 2 тыс. евро. Вы можете прокомментировать это мнение?

— Если брать затраты на киловатт присоединяемой мощности, естественно, стоимость светильника не будет играть большой роли — сроки его окупаемости существенно снижаются. Стоимость одного киловатта присоединяемой мощности в Московском регионе сейчас составляет от 40 до 110 тыс. руб., однако требуется четкий светотехнический расчет, чтобы еще на стадии проектирования заложить разницу. Все зависит от методики расчета. В случае с уличным освещением и с вновь возводимыми объектами светодиодный светильник окупается быстрее. Если рассматривать существующие ресурсы, где присоединяемая мощность не участвует в расчетах, окупаемость ниже, потому что эта мощность уже учтена.

— Существует еще одна достаточно серьезная проблема — стандартизация светодиодных светильников. Решая вопрос освещения объектов, вы исходите из каких-то норм, помимо уровня освещенности?

На текущий момент существуют только пилотные проекты. В данном аспекте можно учитывать множество косвенных параметров, но основной показатель для потребителей — чтобы освещение было достаточным и недорогим. Поэтому до нормативного закрепления использования полупроводниковых технологий в освещении, мы реализуем пилоты на объектах, к которым не предъявляется уникальных требований по светотехническим параметрам.

Эпоха дешевого сырья, дешевой тепловой и электрической энергии прошла. Мы получаем счета на оплату и задумываемся, как сэкономить на расходах. Если технология могла бы позволить массовое внедрение энергосберегающих светодиодных светильников, которые могли бы заменить привычные лампы с цоколями Е27 и Е14 и имели бы сходную геометрию и сопоставимый вес, а также усовершенствованные теплоотводы, это был бы существенный прорыв. На долю бытового потребления электроэнергии в Москве приходится около 24%. Нет точных данных, сколько из этих 24% приходится на освещение. Этот сегмент — один из основных, который влияет на постоянное электропотребление.

В России не решен вопрос о том, в каком направлении двигаться: то ли налаживать производство люминесцентных ламп, то ли развивать светодиодные технологии. Известно, например, что светодиодный аналог 18-Вт компактных люминесцентных ламп (КЛЛ) стоит в 7 раз дороже.

— Это сложный вопрос. КЛЛ сама по себе не является аналогом ламп накаливания и по форм-фактору, и по спектру, и по его типу. В чем цель замены?

— В моем кабинете используются светодиодные светильники. От светильников типа даунлайт с КЛЛ я отказался. Светодиоды пока еще не получили широкого распространения. Если они как-то плохо влияют на состояние человека, их усовершенствуют. Когда мне задают вопрос: «Вредны КЛЛ или нет?», — я отвечаю: «Вредны сотовые телефоны или нет?».

Конкретных медицинских заключений нет, да и быть не может — на кону большие деньги. Мэр Москвы четко дал понять, что, прежде всего, следует развивать светодиодные технологии. Западные компании — OSRAM, Philips– активно предлагают уже готовые производственные комплексы для налаживания производства КЛЛ. Но сколько они еще будут использоваться, пока светодиодные технологии их не вытеснят? 4—5 лет. Это достаточно сложное производство.

— Вы заботитесь о внедрении энергосберегающих технологий. Я знаком со многими примерами высокоэффективного использования естественного света, когда днем в крупных офисных центрах искусственный свет не используется в принципе. Экономия составляет порой до 300 тыс. евро в год. Есть ли у вашей компании идеи в этом направлении?

— В России были в свое время очень жесткие требования к естественному освещению. Технологии дистанционной передачи естественного света, о которых вы говорите, — очень хорошая вещь. На мой взгляд, она будет окупаться, в зависимости от каждого конкретного случая.

В России еще так и не определились: налаживать производство ЛЛ или развивать светодиодные технологии

Однако я с удовольствием познакомился бы с этими технологиями поближе. Мы собираемся создать в Московской области как минимум еще один центр по типу «умного дома», «пассивного дома», «дома с нулевым потреблением». Мы хотим реализовать концепцию максимально энергоэффективного помещения и в ее рамках можно было бы посмотреть, как оборудовать офис с помощью таких технологий.

— В Германии появились дома не просто с нулевым потреблением, но и с генерацией электричества за счет использования возобновляемых источников энергии. За отдачу электроэнергии в сеть владельцам этим домов государство еще и доплачивает. Каковы перспективы таких проектов в России?

— Это т.н. «зеленые киловатты». У нас такая возможность тоже имеется. Но речь идет не только об установке солнечной батареи на крыше дома. Жилой дом, за отпуск электроэнергии в сеть, должен получить статус субъекта оптового рынка. Такая возможность у нас сталкивается с массой административных барьеров, которые очень сложно преодолеть. Сложно, но можно. В России идея применения энергии ветра, ФЭПов (солнечных батарей) имеет хорошие перспективы, при условии ее поддержки со стороны государства. Более того, у нас уже имеются такие прецеденты. Например, у нас есть установка на биогазе на станции Мосводоканала, которую построили немцы. Они окупают свои вложения путем генерации энергии из вторичного сырья — метана.

Используются и системы по преобразованию солнечной энергии в домах на Мичуринском проспекте Олимпийской деревни на внутридомовые нужды. В этих системах 1 кв. м солнечных батарей генерирует порядка 100 Вт электроэнергии. 4 месяца в году эта установка не работает. Срок ее окупаемости — 12 лет, если не брать в расчет стоимость киловатта присоединяемой мощности, и 7 лет, если ее учитывать. Если у вас реально нет возможности централизованного подвода электричества и необходимо рассчитать затраты на его подведение, приобретение оборудования, проводку кабеля и генерацию по ФЭПу, расчет становится другим.

— Недавно состоялось заседание правительства Москвы, на котором обсуждалась программа по энергосбережению Москвы до 2020 г. Что было на нем принято?

— Программу отправили на доработку, потому что в ней не были указаны целевые индикаторы.

— Спасибо за беседу!

Беседовал Валерий Манушкин



Вы можете скачать эту статью в формате pdf здесь.
Оцените материал:

Автор: Кюрегян Сергей Пайлакович, руководитель Центра по энергосбережению ОАО «Мосэнергосбыт», кандидат наук



Комментарии

0 / 0
0 / 0

Прокомментировать





 

Горячие темы

 
 




Rambler's Top100
Руководителям  |  Разработчикам  |  Производителям  |  Снабженцам
© 2007 - 2019 Издательский дом Электроника
Использование любых бесплатных материалов разрешено, при условии наличия ссылки на сайт «Время электроники».
Создание сайтаFractalla Design | Сделано на CMS DJEM ®
Контакты