Вход |  Регистрация
 
 
Время электроники Воскресенье, 16 июня
 
 


Это интересно!

Новости


Обзоры, аналитика


Интервью, презентации

Ранее

Сетевые встраиваемые системы и системы управления: ЕС готов к сотрудничеству

Глобализация — увеличение взаимозависимости экономик различных стран мира. По сути, она является выражением растущей интернационализации хозяйственной жизни. И, похоже, мировые интеграционные процессы приняли необратимый характер. Лишним подтверждением тому служит состоявшаяся 15 мая 2008 г. встреча в С.-Петербурге, о которой рассказывается в статье, опубликованной в журнале «Электронные компоненты» 5/2008.

Контрафактная электроника и обоснованные опасения

В последние годы производители электроники во всем мире все чаще сталкиваются с грубейшими нарушениями в части интеллектуальной собственности (IP - Intellectual Property). Автор статьи, опубликованной в журнале «Производство электроники» 3/2008, анализирует пути проникновения подделок на рынок электронных компонентов и предлагает способы, которые помогут избежать опасности приобретения некачественной продукции.

Epcos — чемпион мира по пассивным компонентам?

Стоимость пассивных компонентов по сравнению с общей стоимостью изделия, как правило, не очень велика. Да и при разработке об их выборе подчас вспоминают в последнюю очередь. Однако иной раз роль пассивных компонентов весьма значима при проектировании — речь идет об изделиях, где требуется высокая надежность, стабильность парамет­ров, работа в жестких условиях эксплуатации. В этом случае невозможно удовлетвориться любыми, первыми попавшимися конденсаторами, ферритами и т.д., имеющимися под рукой, но необходим строгий и придирчивый отбор компонентов. Именно в этих случаях часто применяется продукция Epcos — мирового лидера на рынке пассивных компонентов. Рассказать более подробно о компании и об особенностях ее продукции мы попросили специалистов компании, работающих в московском представительстве Epcos. В беседе принимали участие: Михаил Ильин, руководитель отдела сбыта электронных компонентов, а также инженеры по применению — Валентин Плесков, Анатолий Савельев, Олег Гнеушев.

 

27 июня

Минский технопарк — рост 210%

Проблемы развития науки и инновационных технологий в Белоруссии сходны с теми, которые приходится решать в России. PCWeek подготовил материал, посвященный встрече редакционного директора ИТ-изданий СК ПРЕСС Эдуарда Пройдакова с директором администрации Парка высоких технологий в Минске Валерием Цепкало, который рассказал о том, как проблему стимулирования развития ИТ-отрасли решают в Белоруссии.



Э

дуард Пройдаков: Про ИТ в Белоруссии в России известно мало. Расскажите, пожалуйста, о доктрине развития ИТ в Белоруссии и развитии технопарка в Минске.

Валерий Цепкало: Я думаю, что у нас в Беларуси были схожие с Россией проблемы в области науки, поэтому системы управления наукой и инновациями у нас похожи. Обычная схема создания технопарка такова: государство или кто бы то ни было строит инфраструктуру и начинает привлекать под неё хайтек-компании. Примерно по такому пути идёт Россия. Мы же, когда создавали наш белорусский технопарк, поняли, что можем обойтись без вложений в ИТ и разработку программного обеспечения со стороны государства, и на сегодня в нашем проекте нет ни копейки бюджетных денег — в этом его необычность. Хотя, конечно, какие-то средства государство частично выделяет, но только на развитие инфраструктуры. Никакой прямой поддержки развитию информационных технологий как таковых нашим резидентам государство не оказывает, она устремляется в традиционные каналы: её выделяют госуниверситетам и институтам Академии наук. Взамен мы имеем особый режим налогообложения. Это являлось ключом к успеху работы технопарка — его рост по обороту компаний за 2007 год составил 210%. Это рост нашего виртуального на сегодняшний день технопарка, потому что, когда разрабатывался Декрет президента о технопарке, мы пошли по пути экстерриториальности. Подобный проект было бы сложно реализовать в России, но Беларусь — компактная страна, и мы решили, что не важно, где территориально, в каком месте Минска или в какой части Республики Беларусь находятся компании, мы оказываем им одинаковую поддержку. Они у нас регистрируются в качестве резидента и получают освобождение от всех налогов, включая и все местные налоги. На резидентов распространяется лишь подоходный налог по фиксированной ставке 9%. Таким образом, компании могут располагаться, где им удобно. Мы пошли по такому пути, чтобы не стягивать всех людей в одну точку, в частности в Минск.

Э. П.: С какой целью все это делается?

В. Ц.: Основную задачу мы видели в создании ИТ-отрасли, поскольку сложилась та же ситуация, которую мы наблюдаем и в Москве, и на Украине, — все хорошие выпускники растаскиваются по непрофильным предприятиям. Если какая-то банковская или страховая структура организовала своё ИТ-подразделение, то его специалисты будут работать только на эту структуру.

Сейчас у нас активно развивается аутсорсинг. Скажем, создается система для одного банка, затем для второго, третьего, и постепенно продукт становится тиражируемым. Один наш резидент уже обрёл такой опыт и теперь создает банковские системы для Украины, Азербайджана, собирается выходить на российский рынок, т. е. начинает на этом специализироваться.

В отличие от индийских софтверных компаний у нас поддерживается не только разработка ПО на экспорт, но и на внутренний рынок, то есть правила для внешнего и внутреннего рынка одинаковы. Так было сделано для того, чтобы ПО для трактора “Беларусь” стоило не дороже, чем для “Джона Дира”, а для БелАЗа — не дороже, чем для “Катерпиллера” или “Камацу”. Этот аргумент был воспринят главой государства.

Э. П.: Какие требования предъявляются к резиденту технопарка?

В. Ц.: Требования описаны в Декрете Президента о технопарке. Чтобы стать резидентом, компания должна заниматься разработкой ПО, ИТ-решений и т. д.

Сейчас у нас подготовлены изменения в Декрет, где мы расширяем сферу действия компаний на программно-аппаратные комплексы, поскольку первые годы работы оправдали ожидания. Поначалу все боялись предоставлять компаниям безналоговый режим, поскольку наши условия для них — одни из лучших в мире.

Э. П.: Есть ли ограничения для резидентов по числу работающих?

В. Ц.: Ограничений нет, это может быть и один человек. У нас даже есть несколько индивидуальных предпринимателей, которые зарегистрированы в качестве резидентов. То есть в этом плане у нас наблюдается симбиоз между технологическим и индустриальным технопарком, поскольку в технологическом технопарке предполагается, что это стартап-бизнес, который доходит до определённого уровня, и тогда его пускают в свободное плавание. У крупнейшего резидента технопарка сейчас работает более 2000 человек, это EPAM — фирма со штаб-квартирой в США.

Другая крупная группа компаний, IBA, пока не может стать полностью нашим резидентом, поскольку она многофункциональная, но после принятия поправок в Декрет, это станет возможным. Сегодня у нас зарегистрирована одна из компаний группы IBA.

Э. П.: Таможенные пошлины с резидентов тоже сняты?

В. Ц.: Да, таможенные пошлины и НДС на ввоз оборудования сняты. Конечно, есть определённая процедура ввоза оборудования. Подаётся заявка, и мы её рассматриваем на соответствие потребностям компании. Например, будет странно, если компания из девяти человек запросит себе для работы сто компьютеров. Затем мы смотрим и на определенные социальные моменты. Так, освобождающуюся технику мы передаём в школы. Формально в Декрет это не заложено, но подобную практику мы внедряем. Важно, что предприятия могут быть любой формы собственности. У нас 46 резидентов, около 28% — иностранные компании, 15% — совместные предприятия и 57% — белорусские.

Э. П.: Какие компании становятся вашими резидентами?

В. Ц.: Первоначально к нам шли фирмы, которые уже работали на белорусском рынке, но 2007 год характеризовался созданием и приходом новых компаний. Из иностранных — французская корпорация Abaxia, открывшая у нас свой центр исследований и разработок. Она делает приложения для мобильных телефонов Nokia, Siemens и т. д. Пришла шведско-финская корпорация TietoEnator. Её оборот составляет порядка 2,5 млрд. долл.

Этот процесс у нас продолжается. Но на самом деле мы в большей степени сейчас фокусируемся на совершенствовании системы образования и создании инфраструктуры.

Э. П.: Как вы планируете развивать инфраструктуру?

В. Ц.: Нам государство выделило бесплатно 50 га земли. Мы сейчас аккумулируем средства резидентов на разработку проектной документации. Отличительной особенностью нашего парка является не только создание производственных корпусов, но и всей сопутствующей инфраструктуры. Реализуется принцип “кто в парке работает, тот в парке живёт”. Предполагается строительство бизнес-центров класса А, где организации-заказчики смогут арендовать офисы, а также гостиниц, торговых центров, ресторанов и т. д. В настоящее время идёт проектирование. Всё это осуществляется за счёт компаний-резидентов.

Мы выступаем как генеральный заказчик и работаем с проектным институтом, а также со строительными и подрядными организациями. Сейчас идёт проектирование жилья и производственной зоны. К июлю — августу у нас будет готов проект. По нашим расчётам цена проекта составит около 350 млн. долл. На территории технопарка размером около 50 га будет три зоны, каждая из них (жилая, производственная и деловая) примерно по 70 тыс. кв. м. Поскольку компании-резиденты не имеют права заниматься другими видами деятельности, кроме профильных, то мы объявили конкурс. Стратегическим инвестором у нас будет “Фишман групп”. Жилье у нас уже в дефиците, поскольку количество заявок в три раза превышает запланированные объёмы.

Э. П.: Мы коснулись темы образования — очень больной для России...

В. Ц.: И для нас она очень больная. Мы учимся у российских коллег, приглашаем профессуру из Москвы и Санкт-Петербурга. Они делятся с нами своими наработками. Мы это воспринимаем и пытаемся внедрить, причём у нас внедрение может происходить даже быстрее, чем у вас в стране, но Россия продвинулась дальше в направлении ИТ-образования и образовательных стандартов.

Э. П.: Какой вы видите связь технопарка с образованием?

В. Ц.: Мы выступаем в этом вопросе в качестве посредника, но как государственное учреждение мы выполняем такую же роль, что и корейский технопарк Тайдок. Мы связываем потребности резидентов с системой образования. У нас есть программа, по которой в прошлом году создано 20 учебных лабораторий. Они открыты во всех профильных вузах Минска, а также во всех областных городах республики. Главная задача лабораторий — сократить время вхождения специалиста в рабочую специальность. Вузам это выгодно, поскольку они получают современное оборудование, преподавателей и курсы. В рамках программы мы два раза в год собираем преподавателей вузов и проводим для них семинары. После теоретической подготовки преподаватели проходят практику в компаниях.

Сейчас существует дефицит кадров, и мы смотрим, каким образом и за счёт чего можно этот дефицит понизить. Мы проводим исследование, за счёт каких специальностей, менее востребованных на рынке труда, можно расширить подготовку нужных нам специалистов.

Э. П.: Скажите, что выиграло государство, создав технопарк?

В. Ц.: Наверное, выигрыш не только материальный. Есть и нематериальные активы. Во-первых, это повышение престижа технического образования, который сильно упал после распада СССР. Все захотели быть юристами, финансистами, дипломатами, политологами и т. д. В течение двух лет мы ведём активную работу по профессиональной ориентации молодёжи. У нас есть группа, которая занимается работой с родителями, мы рассказываем им о разных профессиях и даем советы, куда лучше пойти учиться их детям, поскольку в большинстве случаев дети принимают решение с учётом мнения родителей.

Но несмотря на то что резиденты освобождены от налогов, объём средств, поступающих в госбюджет в виде подоходного налога, ежегодно увеличивается на 30—40%. Это происходит потому, что компании-резиденты начали бурно развиваться и расти, увеличивая свой численный состав. Кроме того, происходит создание новых компаний. Следует также учитывать, что около 30% поступлений от технопарка в бюджет составляет косвенное налогообложение, поскольку человек ходит в магазин, покупает машину, строит дом и т. д., что способствует развитию в стране других отраслей, которые уплачивают налоги в полном объеме

Третий фактор — не происходит “вымывания мозгов” из страны. При высокой зарплате молодому человеку нет смысла уезжать. Если мы будем готовить достаточное количество молодых людей по престижным техническим специальностям, то для государства это будет весьма позитивный момент.

Э. П.: Планируете ли вы распространять режим технопарка на сопредельные области высоких технологий?

В. Ц.: Главное, что мы делаем, — пытаемся создать прототип инновационно-восприимчивой экономики. В этом мы видим залог успеха. Не важно, где сделано изобретение или открытие, важно, где оно будет внедрено, коммерциализировано. В этом смысл инновационной чувствительности. Однако, некоторые резиденты уже ведут и собственные разработки, начинают внутри себя выделять группы, которые создают собственные разработки. Многие решения, которые нарабатываются резидентами в процессе выполнения заказов, становятся собственными разработками.

Любое высокотехнологичное направление требует концентрации государственных ресурсов. Республика Беларусь — страна маленькая, и мы это понимаем. Примером нам могут служить страны Скандинавии, где каждая из них сфокусирована на нескольких прорывных направлениях. С точки зрения интеллектуальной мы можем развивать два, максимум три направления. Одно, традиционное для Беларуси, — машиностроение, и, если получится, ИТ. ИТ — замечательная отрасль, поскольку не требует от государства вложения денег, достаточно специального режима налогообложения.

Э. П.: Интересно, какие сервисы, кроме льготного режима налогообложения, предоставляет ваш технопарк резидентам?

В. Ц.: У нас, в отличие от всего мира, на данном этапе “Парк высоких технологий” — это название особого налогово-правового режима, который согласно Декрету Президента Беларуси будет действовать до 2020 г. В рамках Декрета перед администрацией парка поставлены две главные задачи: первая — рост экспорта, вторая — внедрение современных ИТ в промышленность Беларуси. По статистике прошлого года парк является экспортно-ориентированным — 85% разрабатываемого резидентами ПО поставляется за рубеж, 15% — реализуется на предприятиях республики. Администрация технопарка обеспечивает выполнение налогово-правового режима резидентов, отбирает проекты (для этого у нас создан экспертный совет), осуществляет регистрацию резидентов. Есть несколько основных направлений деятельности администрации, одно из которых — развитие системы ИТ-образования.

Э. П.: Вы заинтересованы в том, чтобы российские компании размещали у вас свои центры?

В. Ц.: Конечно, пусть приходят. У нас уже работают “Галактика”, “Белсофт-Борлас групп” и др. С точки зрения Декрета нет никаких препятствий. Есть только требования к бизнес-плану, поскольку по нему видно, насколько серьёзны планы компании, насколько это действительно ИТ-бизнес. Но в целом действует заявительный принцип.

Э. П.: Спасибо за беседу.

 

Оцените материал:

Источник: PCWeek

Автор: Эдуард Пройдаков



Комментарии

0 / 0
0 / 0

Прокомментировать





 

Горячие темы

 
 




Rambler's Top100
Руководителям  |  Разработчикам  |  Производителям  |  Снабженцам
© 2007 - 2019 Издательский дом Электроника
Использование любых бесплатных материалов разрешено, при условии наличия ссылки на сайт «Время электроники».
Создание сайтаFractalla Design | Сделано на CMS DJEM ®
Контакты