Вход |  Регистрация
 
 
Время электроники Среда, 19 июня
 
 


Это интересно!

Новости


Обзоры, аналитика


Интервью, презентации

Ранее

«Сердце» для навигатора

Белорусские инженеры-электронщики создали [[уникальные интегральные микросхемы]] к спутниковым навигационным приемникам нового поколения, выпускаемым в России.

Российская электроника: развитие или застой?

В последние полгода у отечественной электроники появилась (хоть и весьма слабая) надежда на выход из [[состояния застоя]].

НОВЫЕ КОМПОНЕНТЫ НА РОССИЙСКОМ РЫНКЕ

 

5 июня

Промышленная политика как система приоритетов

Автор статьи, опытный экономист, высказывает собственную точку зрения по вопросу промышленного развития России. В статье говорится о важности анализа мирового экономического опыта, необходимости государственного регулирования и системного прогнозирования социально-экономического и промышленного развития страны.



К

аждое индустриально развивающееся государство с целью придания высокой динамики и повышения эффективности финансовых вложений в промышленность создает государственную систему управления, координации и финансирования промышленного потенциала (науки и производства). История человечества

знает целый ряд таких систем, они не единожды сравнивались между собой. Очевидным является то, что действующая в данное время и в данном государстве система возникает под воздействием его политической

направленности, выбранных на данный период приоритетов социального и экономического развития и ресурсной базы, находящейся в руках государства или частного капитала (для стран с различным типом экономик).

НАЗАД В СССР

В Советском Союзе примерно с сороковых годов действовала и совершенствовалась одна из таких систем, о которой сегодня судят по-разному, чаще – непрофессионально и предвзято. В чем суть этой системы, просуществовавшей до начала 90-х годов? Вся промышленная база была разделена на отрасли, в каждой из которых существовала единая внутренняя структура. В первую очередь в СССР развивались оборонные, а также крупные гражданские отрасли.

Исполнительная структура каждой отрасли была предельно простой (см. рис. 1). Для приведения в действие такой системы были необходимы соответствующая административная структура управления и схема бюджетного финансирования. Упрощенная структура управления внутри почти каждой отрасли показана на рисунке 2.

Для того чтобы приводить в действие весь организм отрасли (министерства) существовала взаимоувязанная структура целевых программ бюджетного финансирования. Структура целевого бюджетного финансирования оборонных и наиболее крупных гражданских отраслей показана на рисунке 3.

В рамках обозначенных на этом рисунке программ за счет бюджета (100%) финансировались НИИ, КБ (ЦКБ), опытные и серийные заводы. При этом отраслевые предприятия выполняли жесткие функции. НИИ самостоятельно и совместно с КБ осуществляли разработки прототипов, разрабатывали всю систему документации (КД, ТД, ТУ, методы контроля и испытаний и др.), все технологические линейки, метрологическое и испытательное оборудование, обучали специалистов для работы в НИИ и КБ, а также на опытных и серийных заводах.

При этом основной научно-технический задел создавался в институтах, лабораториях, в высшей школе и Академии наук, а технологический и конструкторский опыт накапливался в отраслевых НИИ и КБ.

Далее доведенная до готовности продукция осваивалась на серийных заводах (от 2,5 до 5, иногда и более лет), где существовала базовая технология для базовых конструктивных принципов. Тем самым обеспечивалось массовое или требуемое по объемам постоянное производство с заданным уровнем качества.

В тех случаях, когда образцы изделий или разработанная технология не могли быть сразу освоены на серийных предприятиях, производство начиналось на опытных заводах, имевших относительно гибкую, перестраиваемую, не очень массивную структуру. И лишь после нескольких лет производства (в ряде случаев до 15 лет) продукция или технология передавалась на серийный завод, подготовленный для такой передачи.

При этом все целевые программы в среднем имели период действия от 5 до 10 лет. Таким образом, все развитие планировалось, а параллельно с этим шло прогнозирование ожидаемых через три, пять, семь, десять лет результатов. Действовала жесткая система сбора и обработки информации о всей вертикали и не менее жесткая система стандартизованной отчетности участников процесса.

Ясно, что за шесть десятилетий система была доведена до высокого уровня стандартизации и управляемости.

В этой системе управлялось все – от подготовки, подбора и движения кадров до заказов любого исходного материала и обеспечения функционирования детского сада конкретного предприятия. Следует также учесть, что отрасли были построены и соотносились между собой по пирамидальному принципу (см. рис. 4).

Скажем, электростанция (как «система») собиралась из крупных аппаратных элементов («оборудование»), которые в свою очередь из комплектующих («комплектация»), изготавливаемых, в свою очередь, из выпускаемых исходных материалов. И, что очень важно, у каждой электростанции была определенная государственная необходимость, закрепленная в государственном плане.

Непростая была система. В ней трудились люди с высокими профессиональными навыками, хорошо знавшие, что и как нужно делать каждый день. Кроме того, каждая отрасль была «завязана» на другие элементы системы.

(см. рис. 5.). И все эти элементы находились внутри сбалансированной бюджетной системы финансирования и отчетности. Структура взаимных связей была сложна, многообразна и функционально насыщена.

ПЕРЕСТРОЙКА. ДВИЖЕНИЕ РАСПАДА

Что же произошло с этой системой в начале 90-х годов? Госзаказ (бюджетные средства) был сокращен в целом примерно в 50–200 раз (в зависимости от отраслевой направленности). И произошло это практически одномоментно (за 1,5–3 года).

Все мы свидетели страшнейших изменений в нашей промышленности, которые продолжают происходить,

причем происходить вне системы управления, поскольку системным распадом никому и никогда управлять еще не удавалось. Правда, сейчас делают вид, что управляют. Но эти небылицы для несведущих и неучей.

Как двинулся распад? Естественно были разорваны связи внутри «пирамиды» межотраслевых связей (см. рис. 4). Вертикаль распалась. Просто сразу стало нечем платить. Потребность в людях, мощностях, продукции исчезла. То есть перестали действовать и приводить в движение промышленность важнейшие отраслевые программы (см. рис. 3). Разорвались связи между внутренними исполнительными структурными элементами отраслей (министерств промышленности СССР (см. рис. 1). Распались управленческие структуры (см. рис. 2) отраслей (министерств), выплеснув в иные сферы деятельности тысячи профессиональных управленцев.

Далее пошел неконтролируемый процесс приватизации всей, и в том числе промышленной, собственности.

Этот процесс выжал из сферы промышленности управленцев и ведущих специалистов – конструкторов, технологов прежней формации и внедрил в управленческую среду менеджеров по управлению ресурсами и собственностью, сместив ориентиры промышленного развития из сферы научно-технического прогресса в сторону «проедания» накопленных трудом всего народа ресурсов. Стратегические цели и долгосрочные перспективы были заменены на сиюминутные задачки – здесь, сейчас и как можно больше. В период распада, повторяю, совершенно неуправляемого процесса исчезновения прежней системы управления промышленным потенциалом, имело место и чрезвычайно знаковое событие.

Судите сами. Центральным звеном промышленного потенциала в любой индустриально развитой стране является массовое производство, обеспечивающее основную занятость трудового ресурса, основные объемы реализации товарной продукции и услуг, потребление материалов, инструментов, оборудования и определяющее весь настрой социальной системы государства.

В ходе неконтролируемого распада системы промышленного потенциала в России более всего пострадали серийные заводы всех без исключения отраслей, так как заказы снизились более чем в 150 раз. Серийные заводы оказались уязвимы из-за жесткой заданности структуры производства и связанной с ней мало изменяемой инженерной инфраструктуры. Сегодня многие заводы уже демонтированы, многие давно стоят, многие работают в четверть силы, не обеспечивая рентабельного производства. Основные фонды действующих производств и их инженерная инфраструктура сильно изношены (в ряде случаев до 70%). Численность работников сократилась в разы, а возраст, как еще работающих, так и уволившихся, увеличился с момента перестройки на 15 лет. Высшая школа и ПТУ не готовят специалистов для заводов, потому что они не востребованы по причине отсутствия заказов. То есть массовая потребность в трудовых ресурсах для промышленности исчезла. Во вторую очередь пострадали НИИ, которые, оставшись без востребованного заказа и серийных заводов, лишились НИОКР – основы создания технологий следующих поколений.

Коллективы начали пробиваться за рубеж с существующим к началу 90-х годов технологическим заделом. Темп НИОКР, некогда превосходивший таковой в сравнении с США в 2,5 раза, попросту исчез. Силы Академии наук и высшей школы совместно с осколками коллективов отраслевой науки стали представлять собой группировки людей, стремящихся доказать власти свою нужность. В силу того, что средний возраст специалистов НИИ был выше среднего возраста специалистов КБ, опытных и серийных заводов, 15 лет перестройки обернулись здесь еще большими потерями. Нечто подобное происходит в организациях РАН.

В высшей школе, базирующейся на системе обучения молодежи, ситуация несколько иная. Однако есть вопрос – для кого готовятся специалисты? Для какой потребности и какой промышленности?

Потрясение для людей очевидное. СССР распался. Распалась система промышленности. Людям надо было жить. Поэтому далее пошел сложнейший многоплановый процесс выживания с множественными попытками удержания хоть какой-то стабильности.

15 лет перестройки привели к стихийно найденному временному равновесию между интересами разновозрастных людей, работающих в отраслях, теперь уже неструктурированной и стихиной промышленности, а также к равновесию между состоянием реального сектора экономики и темпами процессов деградации, так и не остановившихся на каких-то рубежах.

Перед людьми, перед страной встал естественный вопрос – что делать дальше? Как оказалось, простого ответа нет.

Страна хоть и потеряла кадры, но не оскудела умами. Делаются попытки осмыслить ситуацию, найти рациональный путь движения нации и развития уже очень ослабленного, но все еще существующего промышленного потенциала России. Правда, надо сказать, что за последние 15 лет так и не удалось на  государственном уровне разработать новую промышленную политику, принять достойные с позиций мировой практики и взаимосвязанные элементы новой системы управления, координации и финансирования промышленного развития. Предлагаемые разными людьми пути уж очень не схожие, очень разная мотивация у разных групп.

Необходимо искать новый для сегодняшней страны вариант государственной системы управления, координации и финансирования в целом и промышленного комплекса в частности, поскольку без него, как это доказано многими авторами, России не бывать. Уже понятно, что искать надо вокруг. Изобретать новое, как показали советская история страны и особенно опыт последних 15 лет, – себе дороже.

ОПЫТ США

В 1946 г. США переживают сильнейший послевоенный кризис, связанный с невостребованностью огромных военных мощностей и их обеспечивающих производств. Правительство резко сокращает расходы в области госзаказа и поддержки производителей военного времени. Наступает кризис, отдаленно напоминающий кризис промышленности сегодняшней России. С той разницей, что в США на тот момент существовали крупные корпорации, имевшие значительные по мощности производства промышленные площадки с достаточно  обновленной за военный период производственной базой и инженерной инфраструктурой.

Послевоенные рынки не сформированы не только в США, но и в значительной части стран мира. Темпы НИОКР падают. Каков выход? Оценив ближайшие и отдаленные последствия складывающейся ситуации, правительство США в 1948 г. переходит к формированию системы, которая по заявлению Госдепартамента, к 1986 г. окончательно отработана и эффективно действует до сих пор.

Суть системы в наращивании эффективности частно-государственного партнерства (ЧГП) в ходе перманентного реформирования и интенсивного развития промышленного потенциала, более чем на две трети принадлежащего частным владельцам. Правительство определяет перспективы страны на 5, 10, 15, 20 лет. Вырабатывает технические, технологические, социально-экономические и военные приоритеты.

Привлекает к их выработке ведущих специалистов и ученых, аналитиков и экспертов, приглашает известных специалистов из-за рубежа.

Формируется государственная стратегия по поддержке отечественных производителей на внутреннем рынке США и на внешних рынках как товарной, так и сырьевой продукции. При этом очень разумно применяются антимонопольное законодательство и таможенное право. С целью наращивания темпов НИОКР во всех сферах, определяющих темпы обновления технологий, основных фондов и подготовки кадров, правительство США вводит специальную систему государственных контрактов и субсидий. Осуществляется создание системы отбора проектов и субсидирование проектов по схеме, которая ставит своей целью появление новых товаров, услуг, направлений бизнеса (см. рис. 6).

Даже имея успех в 30–60% случаев поддержки, правительство и частный корпоративный бизнес имеют  значительный выигрыш. Освоение результата идет на действующих промышленных площадках. Когда дело доходит до освоения новых результатов, схема частно-государственного партнерства меняется. Схема поддержки развития нового бизнеса изображена на рисунке 7.

Для вовлечения в ЧГП бюджетных средств правительство создает различные формы фондов, по процедуре деятельности не нарушающих требования законодательства о бюджете. Важно, что государство первым приходит на помощь промышленности, изыскивая методы и формы поддержки всей системы ЧГП. При этом многие риски поддержки государство берет на себя, создавая систему льгот и преференций, иногда на срок до 10 лет. Простое изложение темы не должно сбивать с толку. Система эта непростая, многоуровневая, функционально насыщенная и легко проверяемая. Результатом  внедрения системы является конкурентоспособное на мировом рынке производство, высокая социальная защищенность населения, широчайшее привлечение специалистов (технологов, разработчиков и др.) из ведущих мировых научных и технологических центров, а кроме того гибкое перемещение частных производств в социальные зоны мира с наиболее благоприятными для бизнеса условиями (создание широчайшей сети международной кооперации).

Это огромное поле деятельности крупных, средних и малых компаний различного профиля.

ПУТЬ ФИНЛЯНДИИ

Еще один пример. В начале 90-х годов в Финляндии возник тяжелый экономический и промышленный кризис, поскольку около 40% производимых товаров и услуг поставлялось в СССР.

СССР распался. Продукция оказалась невостребованной. Попытка переориентироваться на европейский рынок не удалась, так как там все ниши были заняты. Возник вопрос: что делать?

Правительство создало общегосударственный инновационный центр, в число учредителей которого также вошли крупные корпорации, университеты, банки. В него были привлечены лучшие ученые, промышленники,  управленцы, банкиры, руководители крупнейших консалтинговых и инжиниринговых фирм, в том числе зарубежных. Были определены приоритетные направления развития финской промышленности с учетом тенденций развития мировых рынков товаров, услуг, сырья. Были разработаны рекомендации по развитию промышленного инновационного бизнеса Финляндии, обеспечивающие бесспорные конкурентные преимущества страны. К их исполнению и реализации были привлечены лучшие отечественные и зарубежные силы.

При этом за основу бралось создание частно-государственного партнерства и резкое повышение заинтересованности капитала во вложении средств в финскую экономику. Высокий темп обновления производства товаров и услуг достигался за счет создания технопарков, которые: а) оснащались за государственные средства лучшим мировым оборудованием (обрабатывающие центры, аналитика,  автоматизированная сборка, компьютерная техника и программное обеспечение и др.); б) учреждались администрацией, бизнесом, университетами; в) подписывали соглашения с ведущими корпоративными образованиями в промышленности о внедрении получаемых результатов.

В качестве основных результатов технопарки выдавали:

а) новые востребованные технологии;

б) новые методы управления и автоматизации производственными процессами;

в) самые современные системы промышленной и торговой логистики;

г) подготовленные кадры менеджеров, технологов, конструкторов.

При этом технопарки брали на себя производство малосерийной продукции и оказание услуг.

Существенную роль в быстром восстановлении и развитии промышленного потенциала сыграли такие крупные государственные фонды как «Текис» и «Ситра», осуществлявшие не только рисковое, «посевное» финансирование, но и крупное финансирование финских национальных компаний, обновлявших основные фонды, осваивающих новые виды товарной продукции, берущих на себя частичное решение крупных социальных программ. За счет стратегии названных фондов стало возможным включение финской промышленности в целый ряд крупных европейских программ. В чем смысл этой стратегии? Находясь в кризисе или на волне бурного развития, когда свободных средств не хватает, правительство создает государственные фонды, значительная часть которых (до 95%) направляется в высокодоходные ценные бумаги, проекты, высоколиквидную собственность и т.д.

Доходы от такого рода государственных размещений ежегодно направляются на посевное финансирование (новые направления бизнеса, НИОКР и др.), на капитализацию вновь создаваемых компаний в ходе реализации ЧГП, на образование различных фондов со многими участниками (государство, банки, отечественные и зарубежные инвесторы), предназначенных для быстрого повышения эффективности ЧГП и привлечения инвестиций из-за рубежа. И здесь, как и в США кризисного периода, мы видим решающую роль государства в определении стратегии развития и создания его условий.

НАШ ВЫХОД

Вернемся к нашим российским проблемам. Что же делать нам? Прежде всего, четко понять, что никакие чужие системы нереально просто скопировать и что без решающего государственного участия и регулирования ни о каком развитии России не стоит и думать. Далее надо трезво оценить степень распада и фактическое состояние производственной базы основных бывших отраслей и столь же реально оценить состояние инженерной инфраструктуры этих производств и отраслей. Выяснить положение дел в области подготовки кадров в высшей школе и специальных учебных заведениях и оценить реальное состояние трудовых ресурсов.

То есть не говорить, что у нас все в порядке и генеральная линия верна.

Фиксация, причем честная, профессиональная и беспристрастная, даст начальную точку для определения необходимого курса и методологии развития. Одновременно с этим необходимо определить приоритеты в области развития промышленности и требуемую структуру ее размещения на территории страны. Разработать приоритеты и принципы обеспечения промышленности сырьем, электроэнергией, водой и другими ресурсами с учетом реального состояния сырьевой базы и транспортных систем страны. Надо приступить к системному анализу развития отечественного и зарубежных рынков товаров, услуг и сырья. Необходимо выявить секторы сегодняшней конкурентоспособности российского промышленного потенциала, включая конкурентные преимущества и недостатки российских трудовых ресурсов. Важно вернуться к системному прогнозированию социально-экономического и промышленного развития страны.

На этой основе необходимо приступить к воссозданию и созданию новых крупных корпоративных промышленных объединений и серийных заводов, обеспечивающих значительные объемы реализации товарной продукции и услуг, которые будут стимулировать развитие средних и малых промышленных компаний. Они же, в свою очередь, создадут условия для притока отечественной и высококвалифицированной зарубежной рабочей силы, обеспечат социальную защиту населения и ее занятость на достойном уровне.

Созданные промышленные площадки, крупнейшие по объему реализуемой продукции и оснащенные самой современной техникой и технологиями, обеспечат мировой уровень выработки на одного работающего и позволят получать с одного квадратного метра производственной площади максимум товарной продукции и услуг в натуральном и денежном выражениях, резко увеличивая налоговую базу, повышая эффективность использования земельных ресурсов.

Восстановление эффективных НИОКР с высокими показателями станет возможным за счет создания и развития технопарков, технополисов, центров трансфера технологий, которые заменят ранее существовавшие исполнительные элементы промышленности.

Сейчас этот процесс идет в значительной мере стихийно. Что из НИИ и КБ (ОКБ) прежнего периода сохранится, и как они будут взаимодействовать с технопарками и другими организациями, взявшими на себя функции разработчиков, покажет время.

Выработанные национальные приоритеты развития промышленности приведут к четкой постановке задач перед РАН и высшей школой. Станет ясно, что и как надо и надо ли вообще, в них реформировать. Станет ясно, каким современным требованиям они должны соответствовать. Возникнет четкое представление, какие отрасли промышленности будут развиваться в условиях явной нехватки российских трудовых ресурсов, и какую рабочую силу нужно целенаправленно ввозить из-за рубежа.

На базе всей проделанной работы (желательно за 3–5 лет) будет сформирована необходимая система управления и координации. А четкое представление о частно-государственном партнерстве, закрепленное законодательно, даст рациональную систему финансирования начального этапа развития. При этом уже сейчас должно быть разработано понятное законодательство по созданию государственных и смешанных фондов поддержки промышленности. Должна быть разработана поэтапная схема взаимного делегирования полномочий между центром и субъектами Российской Федерации в части управления, координации и финансирования промышленного потенциала страны с учетом его территориального размещения. И, наконец, необходимо решить два последних вопроса ближайшей перспективы.

Первое – надо понять, по какому идеологическому пути пойдет рост промышленного потенциала. Если идти по пути индустриального развития, когда показатели развития с учетом ЧГП задаются по годам в соответствии со схемой роста объемов в денежном или натуральном выражениях (см. рис. 8), то стратегия, приоритеты, сроки и финансовые схемы будут одни. Будет понятно, какую часть ВВП необходимо направлять на развитие, а какую – на текущее потребление.

Если же будет выбран постиндустриальный вариант развития, когда, скажем, на 2015 или 2020 годы задаются достигаемые параметры экономического и промышленного развития, требующие задельных вложений, структурных преобразований, принципиальных решений уже в 2007– 2008 г.г., то стратегия, приоритеты, финансовые схемы будут совершенно иными. Это тема отдельного разговора о переходе к мобилизационной экономике.

Второе и последнее для первого этапа. Учитывая, что мы перешли в новую экономическую формацию, необходимо создание промышленной олигархии. Об этом подробно рассказано в материале «Другие олигархи» («Литературная газета», №12–13, 2007 г.). Без этого будет весьма трудно создать и обеспечить равновесие частно-государственного партнерства и снизить уровень коррупции в России.

В заключение хочется сказать о том, что в настоящее время существует очень опасное заблуждение части руководителей и целых социальных групп, что будто бы ранее созданный и создаваемый в последнее время капитал, вывозимый из страны или собираемый в отчужденные от нации стабилизационные фонды, принадлежит этим «заблуждающимся». Мировая экономика учит, что весь капитал создается усилиями трудового ресурса нации и распределяется государственной системой в зависимости от национальных, социальных и групповых интересов. В передовых странах возникающий финансовый ресурс идет на развитие нации и, прежде всего, на развитие промышленного потенциала собственной страны. Необходимо, чтобы наконец и в России провозглашаемые цели развития совпали бы с практическими шагами на макро- и микроэкономических уровнях за счет вложений дохода от размещаемого за рубежом капитала в российскую промышленность.

Оцените материал:

Автор: Андрей Ушаков



Комментарии

0 / 0
0 / 0
 

Горячие темы

 
 




Rambler's Top100
Руководителям  |  Разработчикам  |  Производителям  |  Снабженцам
© 2007 - 2019 Издательский дом Электроника
Использование любых бесплатных материалов разрешено, при условии наличия ссылки на сайт «Время электроники».
Создание сайтаFractalla Design | Сделано на CMS DJEM ®
Контакты