Вход |  Регистрация
 
 
Время электроники Суббота, 21 сентября
 
 


Это интересно!

Ранее

Тотальный контроль качества — в руках контрактного производителя

Любой разработчик электронных модулей понимает, что не достаточно качественное воплощение его оригинальных идей «в металле» прежде всего скажется на репутации именно его компании, и потому крайне тщательно подходит к выбору партнера-производителя. С другой стороны, исполнитель заказа не менее озабочен вопросами имиджа своего предприятия и качества предоставляемых услуг. На что следует в первую очередь обращать внимание при работе с контрактным производителем, рассказывает руководитель компании «ЭлеСи», г. Томск (см. рис. 1).

Texas Instruments на Форуме разработчиков

17-18 июня в Тель-Авиве состоялось крупнейшее отраслевое событие - Форум TI Design Forum, посвященный технологиям аналоговой и цифровой обработки сигналов. Он предназначался для разработчиков аппаратных средств, системных и программных инженеров. Участники TIDF, число которых превысило 1300 человек, познакомились с новейшими мировыми тенденциями в области полупроводниковых технологий. В ходе мероприятия Texas Instruments представила широкий ряд инновационных продуктов. Представитель журнала «Электронные компоненты» беседует с участниками форума: Жан-Марком Шарпентье (Jean-Marc Charpentier), директором по развитию бизнеса в регионе EMEA, отделение DSP и Франсуа Мэлье (Francois Malleus), директором по развитию бизнеса в регионе EMEA, отделение высокопроизводительных аналоговых устройств.

Кто есть кто на рынке CAD

Аналитическая компания Jon Peddie Research (JPR) представила данные о распределении мирового рынка ПО для автоматизации проектирования (Computer Aided Design, CAD). В опубликованном ранее отчете JPR отметила активный рост продаж СAD-инструментов. В 2007-м игроки этого рынка заработали в сумме 5,23 млрд. долл., а в 2008-м, по прогнозу, получат на 15% больше — 6,02 млрд. долл. Предполагается, что подъем продолжится, по крайней мере, до 2012-го, причем рынок будет расти в среднем на 12% в год. При этом исследование охватывает только конструкторские системы и не учитывает средства управления инженерными данными, расчетное ПО и другие приложения, которые также широко используются в процессе разработки изделий.

 

9 сентября

Есть такая профессия: Родину расхищать

Рейдер будет посильнее диверсанта. Например, силовой захват Подольского электромеханического завода может оставить Россию без современных оборонных систем.



Ч

тобы нанести сокрушительный удар по обороноспособности огромной страны, ее необязательно бомбить и утюжить танками. Порой достаточно одной подписи государственного чиновника. Вот пример. Ведущее предприятие России по выпуску высокотехнологичных приборов для оборонной промышленности находится на грани банкротства. Используя искусственно созданную задолженность, группа рейдеров пытается захватить Подольский электромеханический завод (ПЭМЗ) и продать принадлежащие предприятию здания и сооружения.

Если им это удастся, армия останется без новейших оборонных систем; подлодку 4-го поколения «Борей», ракетный комплекс «Искандер» и даже стратегические ракеты «Тополь» придется снимать с вооружения. Самое поразительное, что в нанесении разящего «точечного» удара участвуют не только рейдеры-диверсанты, но и госчиновники, деятельность которых можно квалифицировать как преступную халатность или, более того, как нанесение ущерба государственным интересам.

Выжили, выстояли. А зачем?
Как и у большинства предприятий ВПК, финансовое положение ПЭМЗ, деликатно говоря, «оставляет желать лучшего» уже много лет. После развала СССР объем оборонного заказа уменьшился в несколько раз, да и по тем контрактам, которые оставались, государство платило крайне редко и не в полном объеме. Десять лет, с 1991 по 2001 годы, у ПЭМЗ увеличивалась задолженность перед госбюджетом, которую усугубляли пени за просрочку и штрафы.

За это время бывшее закрытое предприятие стало акционерным обществом, причем государство утратило в нем всякое влияние, сохранив за собой лишь 20,5% акций – меньше блокирующего пакета. Правда, заводу повезло: новые совладельцы завода оказались ответственными и грамотными людьми, они понимали, какое значение предприятие имеет для отечественного оборонно-промышленного комплекса и верили, что предприятие еще вернется в разряд востребованных. Производственные мощности и в безвременье остались полностью работоспособными, более того, конструкторы ПЭМЗ ухитрились и в самую трудную пору создавать новые разработки.

Распоряжением Правительства РФ от 9 января 2004 года № 22-р ПЭМЗ был включен в перечень стратегических предприятий и организаций Российской Федерации. В том же году власти декларировали начало «операции спасения» предприятия. Но именно тогда (интересно, случайно или нет?) ПЭМЗ стал объектом атаки команды рейдеров. Захватчикам, безусловно, приглянулись земля и объекты недвижимости предприятия, которые тянут на несколько десятков миллионов долларов: 48 гектаров в центре подмосковного Подольска, 15 тыс. квадратных метров площадей в постройках города…

Стратегия захвата
Предприятие, на котором висят непомерные долги, – лакомая добыча для рейдеров, особенно если нападающая сторона обладает должными связями в налоговых органах. На совершенно законных основаниях сегодня можно ликвидировать за долги практически любой оборонный завод. Именно так оно зачастую и происходит. Согласно закону о банкротстве и Налоговому Кодексу РФ, государство имеет преимущество перед всеми остальными кредиторами юридического лица, задолженность госбюджету гасится в первую очередь.

Это означает, что ФНС может обратиться в суд с заявлением о признании должника банкротом. А дальше группа лиц, в которую могут входить в том числе и недобросовестные чиновники ФНС России, Роспрома и других серьезных госструктур, берется в рекордно короткое время организовать, а точнее, спровоцировать введение на заводе конкурсного производства. То есть процедуры банкротства, применяемой к должнику, признанному банкротом, – «в целях соразмерного удовлетворения требований кредиторов».

При этом можно не сомневаться: так называемая «конкурсная масса» будет сформирована как раз из того самого имущества, которое интересует рейдеров. Активы банкрота реализуют на аукционе, механизм проведения которых, как показывает практика, далеко не всегда законный, и они попадают в руки рейдера. Естественно, подобная услуга стоит недешево, чиновники хорошо знают цену своим не совсем бескорыстным услугам. Но организаторы атаки на предприятие не скупятся – они-то в любом случае оказываются в огромном выигрыше.

Подобная схема в сегодняшней России обкатана, доведена до блеска – не хуже знаменитого когда-то финта «клюшка – конек – клюшка» хоккейного кудесника Анатолия Фирсова. И защититься против этой комбинации так же трудно. Тем более, если за команду рейдеров играют «динамовцы», люди в погонах. Например, представители Главного следственного управления МВД РФ.

Вот занимательная цитата. «…Обычно для подобной работы Петр Петрович нанимал ребят из Главного следственного управления, прозванного в предпринимательской среде ГэСэУ. За вполне умеренную плату они могли завести уголовное дело, провести обыски и совершенно разрушить всю защиту компании-жертвы. Причем нанять этих молодых, активных и жадных до денег парней можно было и для решения вопросов с иногородними «клиентами».

Совсем недавно Петя провернул захват одной нижегородской телефонной компании, и московские гэсэушники – опера и следователи – решили о-очень многие вопросы, начиная от бесконечных вызовов на допросы всех руководителей и акционеров и заканчивая традиционным изъятием бухгалтерских документов… Сотрудничать с ГэСэУ вообще было очень выгодно. Попав на отлаженный милицейский конвейер, его «клиенты», как правило, совершенно терялись…» – пишет известный адвокат, член Общественной палаты Павел Астахов в своем романе «Рейдер». В его книге описан захват некого вымышленного предприятия. Однако действия, предпринятые на ПЭМЗ, в точности сходятся с сюжетом книги. Видно, очень уж жизненный сюжет…

Как залечить до смерти
В конце 2004 года УФНС по Московской области проголосовало за введение внешнего управления на ПЭМЗ. Суд назначил на предприятие внешнего управляющего Виктора Исайченкова – в его обязанности входило поправить финансовые дела завода, сохранив при этом и кадры, и производство. Разумеется, встал вопрос о погашении налоговой задолженности. В начале 2005 года крупные акционеры завода нашли инвестора, который был готов удовлетворить интересы кредиторов. И это не все: инвестор был готов перераспределить акционерный капитал ПЭМЗ таким образом, чтобы государство получило на стратегическом предприятии блокирующий пакет в 25% плюс одна акция.

При этом завод получил бы возможность развиваться за счет негосударственных инвестиций, погасить задолженность, а государство вновь обрело бы контроль над важнейшим оборонным предприятием. Этот план был одобрен на совещании в Роспроме 19 декабря 2005 года. Но спустя короткое время стало ясно, что кто-то всеми силами пытается затормозить процесс нормализации ситуации на предприятии.

Прежде всего, «беспристрастные» сотрудники ФНС заблокировали все инициативы инвестора и акционеров завода г-на Глушакова и г-на Бондаренко. Межрайонная инспекция № 5 ФНС РФ по Московской области отказалась зачесть платеж в счет погашения задолженности ПЭМЗ перед бюджетом и внебюджетными фондами, соответствующий приказ отдал заместитель главы ФНС РФ по Московской области г-н Курочкин.

Опасаясь за судьбу денег, инвестор и менеджеры завода не стали проводить средства по маршруту «инвестор - завод - налоговая служба» - на предприятии уже командовал Исайченков и платеж мог просто «раствориться». Платить решили напрямую, в бюджет. Причем на совершенно законных основаниях – по статье 113-й закона «О несостоятельности (банкротстве)» налоговики обязаны принимать платежи за предприятия-должники от третьих лиц. Но г-н Курочкин этот закон просто проигнорировал (возможно, чиновник просто не знаком с подобной нормой?).

А в октябре 2005 года суд прекратил и процедуру банкротства завода. Успели, можно сказать, в последний момент: Виктор Исайченков уже начал попытки продажи заводского имущества «в счет долга». Управляющий начал предлагать заинтересованным лицам и организациям здания и сооружения, нужные ПЭМЗ для проведения специальных литейных, гальванических работ, для контрольно-испытательных операций и метрологических измерений. Иными словами, завод чудом избежал смерти, хотя г-н Исайченков все же нанес ему ущерб в размере 20 млн. рублей.

После прекращения процедуры банкротства на ПЭМЗ руководство завода вплотную занялось «расчисткой» налоговой задолженности. Большинство налоговых требований были обжалованы через Арбитражный суд, в том числе два решения налогового органа на сумму 101 000 000,00 рублей и 9 000 000,00 рублей. В общей сложности, руководству предприятия через Арбитражный суд Московской области удалось признать незаконными более 50 требований налоговой службы, выставленных заводу за последние годы.

При этом выявились пикантные подробности. Так, например, по одному из требований на якобы имеющуюся недоимку по налогу на прибыль в 37 тыс. рублей начислены пени в… 5,7 млн. рублей! Представляете масштабы раздербанивания? Подобных фактов, а точнее нелепостей всплыло очень много. Небезынтересно отметить, что все подобные «требования» вышли из-под пера руководства той самой инспекции № 5 ФНС по МО. Завод, к слову, о подобных «задолженностях» не информировали, на предприятии о них узнали непосредственно от судебных приставов.

«Оборонщикам» помогло то, что судьбой предприятия всерьез озаботились в полпредстве президента по Центральному федеральному округу, Совете безопасности и ФСБ России.

Гильдия расчленителей
Кстати, ПЭМЗ - далеко не первый опыт Виктора Исайченкова по «управлению» оборонным предприятием. Это специалист «лечил» еще одно суперсекретное предприятие - московский ЦНИИ «Дельфин», который специализируется на разработке, проектировании и производстве современных систем навигации, гидростабилизации и гравиметрии для военно-морских сил. Результат вмешательства этого «антикризисного топ-менеджера» в деятельность «Дельфина» тот же: институт оказался на краю гибели.

Некоммерческое партнерство «Саморегулируемая организация арбитражных управляющих Центрального федерального округа» (ПАУ ЦФО), членом которой является Виктор Исайченков, уже снискало себе скандальную славу. Один из последних ее подвигов – аукцион по продаже имущества Горэлектротранса в Воронеже в мае 2007 года. Информация об этой сделке и еще ряде «распродаж» в этом городе случайно просочилась в СМИ, и всем стало ясно, что саморегулируемая организация в данном случае регулировала «чисто конкретные коммерческие интересы» некого местного предпринимателя.

Между прочим, на счету ПАУ ЦФО несколько десятков обанкроченных и распроданных предприятий ВПК, оборонных НИИ и просто заводов и фабрик, у которых, на их беду, нашлись привлекательные активы, прежде всего, недвижимость. Связи у «гильдии расчленителей» весьма обширные, в том числе в Агентстве по управлению федеральным имуществом, Федеральной регистрационной службе, Роспроме, Минэкономразвития и ФНС.

И еще один любопытный факт касательно лично г-на Исайченкова. Приступая к «управлению» ПЭМЗ, данный гражданин не имел допуска к сведениям, составляющим государственную тайну. По запросу Совета безопасности, Администрации Президента РФ и ФСБ проведена проверка информации в части, касающейся несоответствия кандидатуры внешнего управляющего ОАО «Подольский электромеханический завод» Исайченкова В.Н.

Проверкой было установлено, что справка о наличии допуска к государственной тайне №2/10 от 16 ноября 2004 года, выданная Федеральным агентством по промышленности, предоставлена Исайченкову В.Н. необоснованно. По информации ФСБ, после разбирательства указанная справка аннулирована. Кстати, по аналогичным причинам его кандидатура не могла быть рекомендована и тем более утверждена в должности арбитражного управляющего на «Дельфин». Видимо, известное правило «Если нельзя, но очень хочется» сильнее буквы закона.

Без вины виноватые
Отбив первую атаку рейдеров, менеджмент ПЭМЗ был готов к другой. Следующим этапом силового давления, прямо как в романе Павла Астахова, стала попытка уголовного преследования «строптивых» акционеров предприятия. В сфабрикованном уголовном деле фигурировали два главных акционера завода, Глушаков и Бондаренко. Причем непосредственно Глушакову и Бондаренко никто ничего не предъявлял, отсутствует сама формулировка преступления, однако с «подозреваемых» (непонятно в чем) взяли подписку о невыезде, а на их акции был наложен арест. Ну просто классика жанра! Владельцы собственности под следствием, их акции арестованы, можно производить настоящий силовой захват завода. Как говорят в народе, устраивать «маски-шоу». Но с серьезным оборонным предприятием такие шутки могут иметь непредсказуемый финал: статус секретного объекта никто не отменял, охрана имеет право открывать огонь...

Поэтому крепость решили брать измором. Главное следственное управление ГУВД Подмосковья сформировало для работы с ПЭМЗ специальную новую следственную группу, которая начала вызывать руководство завода и акционеров на изматывающие «беседы». Стали производиться выемки документов, а третьему совладельцу предприятия, который пока был в стороне от конфликта, начали грозить уголовным делом.

С весны 2006 года к атакам на завод подключилось Управление по налоговым преступлениям ГУВД Московской области. С завода была изъята вся бухгалтерская документация как на бумажных, так и на электронных носителях, что, несомненно, осложняло работу завода. А что же местная прокуратура? Она лишь молча наблюдала за творящимся беззаконием, никто не во что не вмешивался. И это в период, когда стратегическое предприятие только что вышло из процедуры банкротства…

Странный советник
6 марта 2007 года приснопамятная 5-я инспекция ФНС РФ вынесла постановление о взыскании долгов завода за счет распродажи его имущества. В данном случае опять были грубейшим образом нарушены нормы налогового законодательства. Видимо, кто-то пытается снова запустить процесс банкротства завода. Роспром, который должен защищать свое «подведомственное» предприятие, безмолвствует. Еще 19 декабря 2005 года, на упомянутом выше совещании, предприятию пообещали поддержку, но на поверку все вышло совсем наоборот.

Начальник Управления обычных вооружений Роспрома Александр Потапов сразу же стал отказываться от встреч с руководством завода, а его советник Роман Васиян, которого Агентство ввело в совет директоров ПЭМЗ, не счел необходимым принять участие в деятельности стратегического предприятия. Не посещая фактически ни одного заседания совета директоров ОАО «ПЭМЗ», г-н Васиян направлял свое письменное мнение по вопросам, поставленным на повестку дня. И по любому поводу г-н Васиян голосует строго «против», ссылаясь на то, что процедура банкротства якобы была прекращена неправомерно. Вот такая заинтересованность Роспрома в нормальном функционировании стратегического предприятия…

И сегодня, уже после того, как апелляционная инстанция арбитражного суда проверила законность и обоснованность определения о прекращении производства по делу о банкротстве ОАО «ПЭМЗ» и оставила его в силе, г-н Васиян продолжает игнорировать заседания совета директоров, направляя каждый раз свое письменное мнение и голосуя «против». Что это, упорство, достойное лучшего применения или нечто похуже?

Мал золотник – да дорог!
Честное слово, просто оторопь берет, когда сталкиваешься с подобным. Давайте посмотрим, чем грозит для России ликвидация ПЭМЗ. Прежде всего, пострадает основа ракетно-ядерного щита РФ - баллистические комплексы «Тополь-М», – их работа невозможна без точной механики производства Подольского завода. ПЭМЗ поставляет гидроприводы, гидроэлектроприводы и иные точные приборы для зенитно-ракетных комплексов С-300, ЗРК типа «Тор», «Бук», «Стрела-10», «Тунгуска» и «Панцирь». Еще одна прореха в российской обороне. Но не последняя: реактивные системы залпового огня типа «Смерч» и «Ураган» тоже останутся без важнейших компонентов и их придется снимать с вооружения. А заменить их нечем…

Дальше больше: в Подольске делают гидравлику для рулевых систем первой в мире подводной лодки четвертого поколения, которая должна в ближайшие годы встать на вооружение и стать основным звеном российского ядерного щита. Для проекта 955 «Борей» («Юрий Долгорукий», «Северодвинск» и далее) на ПЭМЗ делают также гравиметрические системы и иное высокоточное секретное оборудование, без них бесшумный подводный ракетоносец стоимостью в десятки миллиардов рублей слеп, глух и неуправляем. Сухопутная армия потеряет грозу и гордость – ракетный комплекс «Искандер-М»… Не говоря уже о том, что под угрозой окажутся многомиллиардные контракты на поставку русского оружия за рубеж.

Недавно Владимир Путин рассказывал о программе вооружений до 2015 года, которая предусматривает развитие всех видов и родов Российской Армии. Президент назвал эти планы грандиозными, но абсолютно реализуемыми. «Мы заканчиваем в этом году «Юрий Долгорукий», он уже на стапеле стоит, и в конце года начнутся испытания на воде. Продолжится работа по строительству атомных подводных крейсеров стратегического назначения «Владимир Мономах» и «Александр Невский».

В 2008 году мы заложим еще одну атомную стратегическую подводную лодку. … На вооружение в сухопутные войска уже поступают ударные комплексы «Искандер-М». … Ракетная техника будет развиваться, в том числе совершенно новые комплексы стратегического назначения. Не только «Тополя» с разделяющимися боеголовками, но и совершенно новые, я хочу это подчеркнуть, я много раз об этом говорил. Работа продолжается, продолжается успешно», – отметил Владимир Путин.

Как видите, страна намерена крепить свою обороноспособность. Тем более вопиющими выглядит истории вроде той, что случилась в Подольске. Захват оборонных предприятий приобрел массовый масштаб. Только в Санкт-Петербурге в последние два года были атакованы сразу четыре «почтовых ящика» – ФГУП «НИИ синтетического каучука» (НИИ СК), ФГУП «НИИ телевидения» (НИИ ТВ), ЦНИИ судовой электротехники (ЦНИИ СЭТ) и ФГУП «ЦНИИ материалов» (ЦНИИМ). В Москве НИИ шинной промышленности (тоже режимное предприятие) с огромным трудом удалось отбиться от рейдеров, которые пошли на вооруженный захват территории оборонного института.

Всюду прослеживался один и тот же сценарий: судебный иск на немалую сумму (зачастую по подложным документам) при поддержке госчиновников, запуск процедуры банкротства, палки в колеса, если предприятие пробует трепыхаться. Кстати, ЦНИИМ рассматривался в качестве головной организации части создаваемого российского бронетанкового холдинга, но сейчас этот вопрос по понятным причинам закрыт.

Зачем им диверсанты?
Все описанные случаи происходят при содействии или с молчаливого одобрения госчиновников различного ранга. Можно твердо утверждать: без их участия невозможно было бы столько НИИ и заводов в России превратить в склады китайского ширпотреба или просто снести. Вот и питерские оборонные НИИ хотят захватить из-за недвижимости (у ФГУП «ЦНИИМ» есть земельный участок в 2,8 гектара на Парадной улице плюс помещения общей площадью 30 тыс. квадратных метров, у ФГУП «ЦНИИ СЭТ» - комплекс зданий на Благодатной общей площадью 22 тыс. кв. метров). Во время конфликта с захватом здания и иных активов НИИШП российская нефтегазовая промышленность и сам институт понесли потери более чем в $1 млрд.

В общем, зачем нашим врагам диверсанты, когда в России столько рейдеров и продажных чиновников?

Журнал «Экономическая безопасность»

Оцените материал:



Комментарии

0 / 0
0 / 0

Прокомментировать





 

 
 




Rambler's Top100
Руководителям  |  Разработчикам  |  Производителям  |  Снабженцам
© 2007 - 2019 Издательский дом Электроника
Использование любых бесплатных материалов разрешено, при условии наличия ссылки на сайт «Время электроники».
Создание сайтаFractalla Design | Сделано на CMS DJEM ®
Контакты