Вход |  Регистрация
 
 
Время электроники Понедельник, 23 сентября
 
 


Это интересно!

Ранее

Киберпреступность пришла, чтобы остаться

Статья любезно предоставлена ПРАЙМ-ТАСС компанией «Лаборатория Касперского», публикуется без купюр и изменений.

«Асолд-2008» — назад в будущее

Осень в этом году выдалась богатой на события. Так, вслед за форумом «Контрактное производство электроники в России» ЗАО Предприятие Остек после многолетнего перерыва провело международный симпозиум «Асолд-2008». Проблемы бессвинцовой и комбинированной технологии в поверхностном монтаже». Но если форум привлек внимание, в основном, первых лиц отечественных компаний, то на симпозиуме собрались, главным образом, практикующие технологи, стремившиеся прояснить самые наболевшие вопросы производственных процессов.

Форум «Производство электроники в России»

Россия становится частью глобального рынка электроники и благодаря высоким темпам роста постепенно оказывается если не в центре внимания, то, во всяком случае, в поле зрения и интересов глобальных компаний. К этому выводу пришли участники форума «Производство электроники в России», который проходил в Санкт-Петербурге 23—25 сентября 2008 г. Российским специалистам форум предоставил возможность познакомиться с ведущими зарубежными разработчиками технологического оборудования и материалов, экспертами в области производства электроники, узнать о передовых технологиях производства печатных плат, корпусов, монтажа компонентов.

 

2 октября

Афера Гельфанда, или Кризис российской системы peer-review

В одном из заштатных «научных» журналов России напечатана в виде статьи явная околесица, сгенерированная компьютером. Она напечатана «по всем правилам», пройдя рецензирование, в журнале, включенном в список ВАК. Как и всякий случай «поломки» социального механизма производства научных знаний, эта история позволяет увидеть его детали, обычно скрытые от посторонних глаз.



В

одном из заштатных «научных» журналов России напечатана в виде статьи явная околесица, сгенерированная компьютером. Она напечатана «по всем правилам», пройдя рецензирование, в журнале, включенном в список ВАК. Как и всякий случай «поломки» социального механизма производства научных знаний, эта история позволяет увидеть его детали, обычно скрытые от посторонних глаз.

Пока ожидается реакция непонятно кого «в верхах», блоги отреагировали моментально. В день публикации новость за несколько часов попала в топ-30 яндексовского поиска по блогам. Одни язвили, другие – печалились. СМИ, если не считать «Полит.ру», 30 сентября опоздали. Отреагировали только «Грани», да блог «Московского комсомольца» поспешил возвестить о «Скандале в ВАК», продемонстрировав глубокое непонимание сути происходящего уже в заголовке: «Государственный рецензент принял в качестве серьезной научной работы полную ахинею».

Детали истории исчерпывающим образом изложены самими экспериментаторами в свежем номере газеты «Троицкий вариант».

Текст, выданный программой-генератором текстов, написанной студентами Массачусетского технологического института, был переведен другой программой – автоматическим переводчиком - на русский язык, подан в журнал от имени несуществующего автора Михаила Сергеевича Жукова, отрецензирован (рецензия оказалась положительной, но были выдвинуты требования по стилистической доработке), исправлен согласно замечаниям рецензента и опубликован.

Эта история – не первый случай публикации в научном издании заведомой чепухи. В том же номере «Троицкого варианта» вспоминают публикацию наукообразной глупости в «Докладах Академии наук СССР» и «аферу Сокала». Однако истории с публикацией статей Роберто Ороса ди Бартини в «Докладах...» и Алана Сокала в «Social text» по сути, принципиально отличаются от ситуации с «Журналом научных публикаций аспирантов и докторантов».

В чем системное сходство ситуаций: во всех случаях мистификации ездят по накатанным рельсам внутринаучной коммуникации. В чем отличие: система «ломается» в разных местах, демонстрируя на деле различные детальки распадающегося на части механизма.

Обе эти истории не идут ни в какое сравнение с тем, что произошло между «Михаилом Сергеевичем Жуковым» и «Журналом научных публикаций аспирантов и докторантов».

Во-первых, в этом случае отношения были принципиально обезличены – никому (на запрос в Гугла «Михаил Сергеевич Жуков» утром 1 октября выпадало шесть ссылок на какого-то хоккеиста) не известный автор, с которым ни рецензент, ни сотрудники редакции никогда ранее не контактировали, подает статью по электронной почте в заштатный журнал, не прославившийся ничем, кроме назойливой рекламы на форумах и малоосмысленных статей, написанных ради пустой формальности для получения степени. Здесь не было ни предварительного знакомства и базового доверия к университетскому профессору, как в случае с Сокалом, ни долгих вечеров, посвященных совместной работе над рукописью, как у Бартини и Герштейна.

Во-вторых, принципиально различна роль рецензентов. Если в случае с Бартини система рецензирования (peer-review) сработала настолько хорошо, что ее пришлось обходить при помощи прямого административного давления, а в случае с Сокалом пресс рецензирования был вообще снят, то статья про «корчеватель» успешно преодолела барьер рецензирования. Сейчас трудно гадать почему, да и вряд ли это когда-нибудь станет известно наверняка. Однако это позволяет сделать неутешительный вывод. Качество статей в российских научных журналах нередко настолько низкое, степень распространения ползучего безумия и халтуры столь высока, а толерантность рецензентов столь беспредельна, что это превращается в серьезную угрозу. Скептики скажут, что и «на Западе» система рецензирования дает сбои даже в ведущих естественнонаучных журналах. Я отвечу им – да, разумеется. Но эти сбои рано или поздно «вычисляются», однозначно воспринимаются как сбои и журналы публикуют честные опровержения. В этом и состоит научная игра – все время протирать очки, через которые мы смотрим на мир, соскребая с них приглянувшуюся нам розовую дымку.

В-третьих, эта статья была опубликована за деньги. Благодаря «списку ВАК» местечковые российские «научные» журналы получили невиданные ранее возможности для вымогательства. Да, оплата публикаций практикуется и за границей. Даже в крупных журналах. Когда-то надо было оплачивать отдельно печать качественных (особенно цветных) иллюстраций, теперь чаще – немедленное поступление в открытый доступ (т. е., сама статья публикуется бесплатно, но если вы хотите, чтобы она сразу же оказалась в Интернете в открытом доступе, а не только по подписке, то за это придется выложить круглую сумму – многие идут на это, потому что цитирование статьи для автора важнее, чем сам факт публикации, а чем более открыт доступ, тем больше народу прочтет и сошлется). Однако нигде в развитых странах это не превратилось в такое неприкрытое безобразие с массовой оплатой публикаций, как в современной России. Когда продались «научные» журналы (пусть, как правило, чахлые и провинциальные, но не забывайте – их-то и есть большинство), было сдано последнее, что еще оставалось у Российской «науки» как институции. Стандартный механизм оценки качества научной работы в национальном масштабе окончательно перестал функционировать. Единственная надежда теперь, по большому счету, на иностранные журналы, где peer-review работает много жестче, бесплатно и качественно.

Неофициальные оценки акции различны: от печали по поводу состояния российской науки и невозможности ничего сделать - до радости по поводу того, что шарлатаны в очередной раз выведены на чистую воду. Находятся и те, кто злобствует по поводу «бездельников», затеявших всю эту суматоху непонятно зачем вместо решения насущных проблем. Позволю себе не согласиться с пессимистами. Прелесть этого скандала в том, что сложившаяся ситуация воспринимается как скандальная. Это означает, что сильно фрагментированное научное сообщество современной России, недостаточной «плотностью» которого и объясняется этот печальный инцидент, все еще способно сплотиться в трудный момент вокруг общих ценностей, например, смутного ощущения качества научной работы.

На какой бы шаг ни подтолкнул этот скандал официальные структуры, вроде ВАКа с его списком, создавшим небывалый коррупционный ресурс, или Минобразования с его ВАКом, принципиально не способным обеспечить контроль за качеством диссертаций и – рикошетом – за качеством научной работы, ведущей к их написанию, в скандале важен не результат, а процесс. Процесс консолидации социальных сетей ученых и интеллектуалов, процесс консолидации общественного мнения. Мнения о том, что так дальше жить нельзя и надо с этим безобразием что-то делать.

Собственно, эти различия гораздо более поучительны, чем определенное системное сходство, и более примечательны, чем почти пройденный двумя компьютерными программами тест Тьюринга (для полного счастья не хватает одного условия: рецензент не знал, что «по ту сторону» текста мог находиться компьютер). Эти-то принципиальные отличия и имеет смысл обсудить, хотя бы вкратце.

 

Оцените материал:

Автор: Алексей Куприянов



Комментарии

0 / 0
0 / 0

Прокомментировать





 

 
 




Rambler's Top100
Руководителям  |  Разработчикам  |  Производителям  |  Снабженцам
© 2007 - 2019 Издательский дом Электроника
Использование любых бесплатных материалов разрешено, при условии наличия ссылки на сайт «Время электроники».
Создание сайтаFractalla Design | Сделано на CMS DJEM ®
Контакты