Вход |  Регистрация
 
 
Время электроники Вторник, 26 сентября
 
 


Это интересно!

Новости


Обзоры, аналитика


Интервью, презентации

Ранее

Ресурсы развития новой электроники

Новая Электроника в России есть и развивается. Что нам, участникам [[Новой Электроники]], нужно, чтобы она развивалась и дальше? Каковы механизмы влияния на этот процесс? — у автора есть предложения.

Итоги деятельности российского радиоэлектронного комплекса в 2005 г. и основные задачи на 2006 г

В статье рассказывается об итогах деятельности в 2005 г. предприятий российского радиоэлектронного комплекса (РЭК) и перспективах его развития в 2006 г.

Лишних знаний не бывает

Позитивные изменения, происходящие в российской радиоэлектронной отрасли, рост рынка контрактного производства и услуг по разработке на заказ приводят к увеличению спроса на рынке труда. В статье проанализированы требования, которые предъявляются в настоящее время к специалистам предприятий – контрактных разработчиков и [[производителей электроники]].

 

6 мая

Трудный ребёнок?

Простые, недорогие решения могут дать мощный толчок к [[развитию российской электроники]]. Что это за решения, как они будут влиять на производство электроники в России – эти вопросы рассматривает автор статьи.



С

вопроса, почему государству следует развивать электронику * в нашей стране, начинается каждая вторая статья «ЖЭР». Не буду нарушать традицию, сначала посмотрим на электронику с позиции государства.

Интересы государства

Государство хочет снизить свою зависимость от цен на сырье, поэтому стремится развивать те отрасли, которые в будущем могут обеспечить доходы, соизмеримые с доходами от нефти и газа. Отраслей-претендентов немало, электроника входит в их число, однако государство не может браться за все сразу ввиду ограниченности ресурсов (в первую очередь управленческих, во вторую — инвестиционных — финансовых). Исходя из этого, государство будет концентрироваться на крупных отраслях с большим потенциалом собственного развития, стимулирующих развитие других отраслей, по возможности не требующих крупных бюджетных инвестиций. Немаловажным для государства является наличие механизмов регулирования и управления развитием отрасли.

Величина отрасли: российская электронная промышленность не производит на внешнего наблюдателя, например на Президента или членов Правительства, впечатление крупной. Хотя она соизмерима с автомобильной промышленностью по обороту — более пяти миллиардов долларов в год, субъективно она оценивается гораздо ниже, так как приходится в основном на промышленный и корпоративный сектор и является частью многих других отраслей. Все это делает электронную промышленность незаметной для обывателя и государственной статистики.

Динамика развития и потенциал: электроника безусловно характеризуется большой динамикой и большим потенциалом развития. Внутренний рынок потребления электроники (бытовой, корпоративной и промышленной) превышает 25 млрд. долл., это значит, что доля российской продукции составляет 20%. У российской электронной промышленности действительно большой потенциал развития даже внутри страны!

Однако оценить это со стороны государства очень сложно, так как государство, как уже было сказано, «не видит» электронику. Государство видит военно-промышленный комплекс, частью которого является электронная промышленность, государство видит рынок информационных технологий и связи, частью которого также является электроника (какой только частью?). Государство совсем не видит статистики по промышленной электронике, которая «размыта» по всем отраслям — от нефтегазовой до пищевой. Скорее всего, с высокого государственного уровня не видно производства систем безопасности, торгового оборудования.

Государство «не видит», поэтому и внимания не уделяет, и участвовать в развитии и управлении нашей отраслью государство не может.

Возможно, такая позиция государства оправдана, так как электроника не является основой для развития других отраслей в стране. Мультипликативный эффект от развития электроники, который имеют ввиду авторы тезиса о ключевой роли электроники в развитии всей промышленности, может быть связан:

– с увеличением спроса на продукцию других отраслей, находящихся ниже в цепочке создания конечного продукта или услуги;

– с получением другими отраслями российской экономики конкурентных преимуществ за счет использования достижений российской электроники.

По поводу создания спроса на продукцию других отраслей за счет развития электроники: электронику даже близко нельзя поставить с автомобилестроением или строительством по параметру мультипликативного эффекта от создания спроса в отраслях предыдущего передела продукции. Так, сборочное производство автомобилей тянет за собой спрос на автомобильные компоненты, металлообработку, станкостроение и т.д., при грамотной таможенной и налоговой политике, конечно. Это миллиарды, а возможно и десятки миллиардов долларов. Тот же порядок цифр может характеризовать мультипликативный эффект от развития строительства за счет создания спроса на производство стройматериалов, прокат металлов, выпуск строительной техники и т.д. Скорее всего, именно этим отраслям правительство продолжит или будет уделять большое внимание в будущем.

Несколько слов по поводу конкурентных преимуществ, которые могут получить другие отрасли за счет использования российской электроники. Действительно, конкуренция во многих отраслях идет на уровне систем управления технологическими процессами и предприятием в целом, успех в этой конкуренции связан с использованием информационных технологий, технологий управления на основе электроники. Но не электроника этот успех определяет, она является инструментом или конструктором (достаточно универсальным), который сам не создает уникальных качеств, он может быть куплен у российских производителей или импортирован. Вопрос в том, как им пользоваться, в применении этого инструмента есть ноу-хау, обеспечивающие реальные конкурентные преимущества другим отраслям. Если задаться целью и выяснить у представителей различных отраслей России или других стран, насколько важным для них является развитие национальной электронной промышленности, то, скорее всего, это значение получит оценку «второстепенное». То есть, отечественной электронике не стоит ждать поддержки от других отраслей, они смогут обойтись без нас. Однако есть одно и очень существенное исключение — военная промышленность. Электронику для военной техники невозможно импортировать, ее нужно создавать самим. Тот факт, что нашей большой и богатой ресурсами стране нужны эффективные средства обороны и то, что экспорт вооружений приносит существенный доход бюджету страны, не позволяет государству совсем забыть об отечественной электронике. Государство рассматривает вопросы развития электроники как вынужденную меру.

Если при выборе направления усилий использовать подход BCG (Бостонская консалтинговая группа), то в портфеле государственных проектов (отраслей) электроника попадет в квадрат «трудные дети» (см. рис. 1). В этот квадрат попадают отрасли, которые находятся на быстрорастущих рынках, но занимают на них незначительную долю. В учебниках по маркетингу «трудных детей» описывают так: «они потребляют ресурсы компании (ред.: государства) и мало отдают, они поглощают значительные финансовые средства, если компания захочет увеличить их рыночную долю». Позволю себе дополнить классиков маркетинга: чтобы вырастить «трудного ребенка» нужно, прежде всего, внимание и понимание «родителя», а уже во вторую очередь — финансовые ресурсы. Самое трудное в этом, как правило, и заключается: понять, чего хочет и что может «трудный ребенок».

На мой взгляд, восприятие электроники как «трудного ребенка» происходит по субъективным причинам. Именно так представители нашей отрасли, имеющие выход на высший государственный уровень, представляют положение отрасли и ее потребности в участии государства и в государственных инвестициях. Является ли электроника на самом деле «трудным ребенком» зависит от того, возможно ли простыми решениями и небольшими государственными вложениями добиться существенного развития отрасли. Это можно понять, рассмотрев интересы и возможности предприятий, бизнесменов, менеджеров и инженеров, составляющих нашу отрасль.

Итак, рассмотрим нашу отрасль как совокупность возможностей и интересов следующих групп:

 

Собственники и топ-менеджеры частных предприятий — производителей электронной аппаратуры и компонентов.

Что у них есть. Они не находятся под прикрытием государства, а потому в наибольшей степени прочувствовали все прелести работы на конкурентном рынке. Они хорошо знают рынок, они гибкие и расчетливые. Их компании овладели самыми современными технологиями электроники, уровень их разработок часто превосходит лучшие зарубежные аналоги, что позволяет им конкурировать с крупными транснациональными производителями. Производство, как правило, современное, организовано рационально. Они активно используют услуги контрактного производства или сами предоставляют эти услуги. Они умеют сотрудничать с ведущими зарубежными компаниям. В основном у них эффективная система закупок электронных компонентов. Они научились рекламировать свою продукцию и управлять сбытом. В своих компаниях они собирают лучшие кадры страны. Они не связаны с государством никакими обязательствами и могут перевести свой бизнес в другую страну, в случае, если это будет целесообразно для развития.

Что им нужно от государства. Как правило, эти предприятия не нуждаются в государственной финансовой поддержке, у них достаточно собственных средств для осуществления НИОКР и модернизации оборудования или они могут привлечь эти средства на рынке. Они хотят, чтобы государство позволило им быстрее расти:

1) увеличить собственные инвестиционные возможности предприятия (снижение таможенных пошлин на ЭК, инвестиционная льгота на налог на прибыль);

2) устранить экспортные барьеры;

3) обеспечить справедливые правила конкуренции с зарубежными компаниями и с федеральными компаниями (допуск к государственным рынкам и к участию в государственных программах);

4) обеспечить подготовку молодых инженеров, адекватных задачам их компаний.

 

Руководители контролируемых государством предприятий – производителей электронной аппаратуры и электронных компонентов.

Что у них есть. Большой опыт реализации сложных проектов государственного значения. Налаженные отношения с крупными государственными заказчиками и в первую очередь с МО. Имеют недвижимость — большие производственные и офисные помещения. Оборудование некоторых предприятий находится на современном уровне. Небольшое число фанатично преданных своему делу и своему предприятию специалистов высшей квалификации. Однако общий штат предприятий большой, избыточный. Предприятие вынуждено нести тяжелые социальные обязательства, особенно если находится в небольшом городе. Общая эффективность труда низкая, большая инертность управления.

Что им нужно. Руководители государственных предприятий смогли сохранить свои предприятия на плаву в сложнейших условиях переходного периода, и сегодня их главная установка по-прежнему в том, чтобы удержаться. Система, в которой они находятся, не мотивирует к развитию, она дает установку на стабилизацию и поддержание уровня. Руководители предприятий заинтересованы в улучшении финансирования и увеличении объемов государственных заказов, которые они получают в основном по распределению, а не завоевывают в конкуренции; в государственном финансировании НИОКР; модернизации оборудования. Конечно, они заинтересованы в снижении налоговой нагрузки и таможенных пошлин, в устранении таможенных барьеров, но в отличие от руководителей частных предприятий для директоров большинства ФГУП это имеет меньшее значение.

 

Собственники и топ-менеджеры компаний-дистрибьюторов электронных компонентов, технологического оборудования и материалов.

Что у них есть. Дистрибьюторы электронных компонентов выросли быстрее своих клиентов. Одна из причин этого в самой природе рынка электронных компонентов: дистрибьюторы всегда крупнее своих клиентов. Если бизнес потребителя компонентов соизмерим с бизнесом дистрибьютора, то этот клиент будет работать напрямую с производителем компонентов. Другая причина в том, что дистрибьюторы концентрируются на коммерческом результате сильнее, чем их клиенты. Российские дистрибьюторы смогли вырасти до солидных компаний с оборотами в десятки миллионов долларов, они имеют значительные финансовые (инвестиционные) возможности. Наиболее успешные стали частью мирового рынка дистрибуции, имеют очень тесные отношения с крупнейшими производителями электронных компонентов на уровне топ-менеджеров. Дистрибьюторы воспитали или привлекли значительные кадровые, в том числе инженерные, ресурсы.

Чего они хотят. Роста российской электронной промышленности в целом, от этого зависит размер «пирога», который они делят. Дистрибьюторы готовы финансировать это развитие кредитами, инвестициями, а в некоторых случаях и участием в управлении проектами.

 

Инженеры высокой квалификации.

Что могут. Имеют хорошее фундаментальное образование, владеют самыми современными технологиями электроники, знают английский язык, как минимум на уровне чтения технических статей. Они способны разрабатывать аппаратуру высочайшего уровня. Многие совмещают работу в штате одной компании с участием в проектах других компаний, обеспечивая тем самым более полную свою загрузку и доход, адекватный квалификации.

Чего хотят. Для большинства инженеров возможность реализовать свои способности значит гораздо больше, чем увеличение дохода или даже значительное увеличение дохода, при условии, что получаемый ими доход покрывает основные материальные потребности. Также важным является идентичность окружения и понимание своей роли в компании и в обществе.

 

Чиновники, представляющие нашу отрасль в государстве (Федеральное агентство по промышленности).

Что могут. Координировать реализацию целевых государственных программ, выполнение заказов Министерства обороны, представлять и лоббировать интересы подведомственных предприятий РЭК, участвующих в выполнении этих программ и заказов.

Чего хотят. Хорошие чиновники хотят карьерного роста, расширения сферы влияния, увеличения собственной значимости.

 

Какие задачи может поставить перед собой государство, исходя из совокупности представленных выше интересов? Нужно постараться максимально использовать потенциал частных предприятий, нужно создать мотивацию развития для руководителей государственных компаний, нужно связать науку с отечественной промышленностью. Государству следует также организовать эффективную работу своих структур, которые должны видеть всю электронную промышленность России вне зависимости от вида собственности и продуктовой специализации, а также представлять интересы всей промышленности и отвечать за ее развитие в целом.

От задач попробуем продвинуться к конкретным решениям, но сначала определимся с принципами, по которым эти решения должны вырабатываться.

1. Появление и развитие сильных промышленных компаний возможно только в условиях конкуренции. Конкуренция является наиболее эффективным средством мотивации развития. За государственный счет возможно создание крупных компаний, но в отсутствие конкуренции атрофируются их «мышцы», и по мере роста такие компании будут «поедать» все больше государственных ресурсов, не принося отдачи.

2. Поддерживать следует не стагнирующие направления, а успешно развивающиеся. Государству следует доверять бизнесу выбор направлений развития в столь динамичных областях, как электроника, и следует поддерживать развитие тех направлений, которые выбирает и успешно развивает российский бизнес.

3. Необходимо создавать условия для выхода частного бизнеса из теневой экономики.

4. Электронную промышленность России следует рассматривать как часть мировой электронной промышленности и проектировать ее с учетом того места, которое мы можем занять на мировом рынке.

5. Необходимо разделять задачи развития электронной промышленности и задачу развития военно-промышленного комплекса. Смешение задач приводит к неудовлетворительному результату для обеих отраслей. Раздельное решение задач покажет зоны совпадения и несовпадения интересов.

6. Государственная бюрократия и государственная система принятия решений должны быть максимально понятными и прозрачными для бизнеса. Только тогда у бизнеса появляется возможность участвовать в разработке стратегий и решений и оценивать эффективность представителей государства в отрасли.

Анализируя, что мешает развитию честной конкуренции на внутреннем рынке, повышению прозрачности рынков и частного бизнеса, что сдерживает интеграцию российской электронной промышленности в мировой рынок, что создает условия для появления бизнесов-паразитов, мешает развитию ключевых компетенций российских предприятий, можно сделать вывод, что это барьеры, установленные самим же государством. И первые напрашивающиеся решения связаны с устранением этих барьеров, а именно:

1) полный отказ от таможенных пошлин на ввоз электронных компонентов;

2) упрощение (вплоть до упразднения при небольших объемах поставок) бюрократических процедур, связанных с экспортом электроники;

3) снятие информационных барьеров. Прежде всего это касается информационных барьеров на рынках государственного заказчика и рынках естественных монополий. Решением проблемы может быть открытая публикация планов о закупках электронного оборудования, заказах НИОКР и производственных услуг государственными структурами или контролируемыми государством компаниями с указанием лиц, принимающих решения, основных принципов выбора оборудования и поставщика, с по следующей публикацией информации о выбранном оборудовании, его поставщике, с публикацией результатов проектов.

К каким положительным изменениям эти решения приведут, как избежать возможных негативных последствий? Кроме того, что отказ от таможенных пошлин положительно повлияет на развитие российских ОЕМ-производителей электроники, он приведет к взрывному росту контрактного производства электроники в России. Во-первых, многие компании, осуществляющие отверточную сборку, перевезут в Россию монтаж компонентов на плату. Во-вторых, существующие российские контрактные производители получат заказы на производство продаваемой в России электроники от зарубежных и российских OEM-компаний, до того времени заказывавших контрактное производство за рубежом. В-третьих, это подтолкнет крупнейших мировых контрактных производителей к созданию производственных предприятий в России с целью производства электроники для европейского рынка. Увеличение налоговых отчислений за счет роста контрактного производства с лихвой окупит потери бюджета от отмены таможенных пошлин. Хотя, в принципе, неправильно рассматривать таможенные пошлины как инструмент фискальной политики, только — как инструмент промышленного регулирования.

Могут быть опасения, что отмена таможенных пошлин на ввоз электронных компонентов приведет к потере конкурентоспособности российских производителей электронных компонентов. Все это уже произошло со всеми, с кем могло или должно было произойти. Российские производители компонентов, особенно те, кто специализируется на высокотехнологичной продукции, увеличат объемы продаж за счет роста производства электроники в России. Увеличение производства электроники в России и соответствующее увеличение российского рынка электронных компонентов со временем сделают выгодными инвестиции в полупроводниковое производство. По экспертным оценкам, для принятия решения о строительстве полупроводниковой фабрики емкость внутреннего рынка полупроводниковых компонентов должна превышать 10 млрд. долл., сегодня она составляет около 1 млрд. долл.

Таможенные барьеры при экспорте электроники имеют три составляющих: контроль распространения вооружений, валютный контроль и связанные с ним вопросы возврата НДС. К этому нередко добавляется бюрократический произвол сотрудников таможни, связанный с их неадекватной государственным интересам мотивацией. К упрощению и, скорее всего, к повышению эффективности контроля нераспространения вооружений приведет заимствование американского опыта, где за нераспространение продукции двойного назначения отвечают руководители предприятий. Таможенным органам можно оставить контроль нераспространения вооружений, но при этом полностью снять с них контроль за распространением продукции двойного назначения. Представители таможенных служб не способны проконтролировать возможное назначение сложной электроники, поэтому в данном случае их работа носит формальный характер и только создает препятствия для развития российской электронной промышленности.

Валютный контроль препятствует в первую очередь осуществлению небольших поставок, когда стоимость «бумажной» работы превышает прибыль от сделки. Ощутимый результат в виде увеличения экспортных поставок можно получить, если поднять планку сделок, не требующих подписания и согласования в банке контракта до 20 тыс. долл. и затем до 50 тыс. долл. Этого будет более чем достаточно для развития российских приборостроительных компаний. Мне трудно оценить, как это скажется на устойчивости валюты Российской Федерации и стабильности внутреннего валютного рынка, ради чего валютный контроль и осуществляется, но, думаю, вполне возможно договориться с Центральным банком о постепенном повышении планки. И если повышение не приводит к негативным последствиям, продолжать его.

Вопросы возврата НДС и взаимодействие с руководителями и представителями таможенных органов — одни из самых сложных. В рамках этой статьи я не могу предложить их решения, оставим эти темы для следующих публикаций.

К чему приведет снятие или снижение

экспортных барьеров? Цепочка последствий представляется следующей: увеличение доли российской электроники на мировом рынке, рост производства электроники в России, увеличение внутреннего российского рынка электронных компонентов, увеличение инвестиций в разработку и производство электронных компонентов и электронной аппаратуры в России.

Информационная доступность государственных рынков и рынков естественных монополий означает и большую физическую доступность этих рынков. Для государства выигрыш будет заключаться в повышении эффективности государственных закупок и в развитии за счет этого рынка российской электронной промышленности. Реализация этого решения может столкнуться с сопротивлением чиновников в других отраслях, которые защищают интересы существующих поставщиков. Преодолеть их сопротивление может только активная работа чиновников, представляющих интересы электроники.

Попробуем спрогнозировать показатели электронной отрасли в случае, если предложенные решения будут приняты. Эффект от принятия этих решений будет выше, чем в результате кризиса 1998 г., после которого российские производители получили ценовое преимущество: тогда ежегодный рост производства превышал 30%. Рост мог быть еще большим, но предприятия просто не умели быстрее развивать свою производственную и организационную структуру. Сейчас предприятия гораздо лучше организованы и технологически оснащены, они научились быстро наращивать объемы производства, как за счет развития собственных технологических возможностей, так и за счет аутсорсинга, — все это делает возможным ежегодный рост на 40—50% в течение нескольких лет. Рост за счет прихода зарубежных заказчиков контрактного производства и крупнейших мировых контрактных производителей (сейчас в России свое производство имеет только финский Elcoteq, который работает по толинговой схеме) может быть ежегодно кратным. А доходы государственного бюджета от этого развития будут расти еще быстрее за счет выхода из тени частных предприятий электронной отрасли.

Такой ли уж «трудный ребенок» российская электронная промышленность? Чем не будущая звезда? Чтобы звезда состоялась, электронную отрасль нельзя рассматривать только как вспомогательную для ВПК. В целях раздельного решения вопросов о развитии электроники и ВПК целесообразно принятие следующих мер:

– снять с департамента электроники ответственность за выполнение гособоронзаказа и возложить на него ответственность за развитие электронной промышленности. Возложить ответственность за выполнение гособоронзаказа на руководителей интегрированных компаний, выпускающих конечную продукцию военного назначения. Этот шаг исключает наименее мотивированное звено в управленческой цепочке гособоронзаказа (департамент РЭК) и не приведет к перегрузке управленческих структур МО, так как контролировать придется всего десяток крупных компаний (по две-три в авиастроении, судостроении, системах ПВО, системах разведки). Такое изменение может быть только поддержано прогрессивными чиновниками департамента РЭК Роспрома, ведь гораздо интереснее осуществлять реальное руководство отраслью, чем быть промежуточным звеном в отношениях МО и головных предприятий;

– финансировать из бюджета Министерства обороны только производство конечной продукции (самолеты, системы ПВО и т.д.). Это финансирование должны получать те же вертикально-интегрированные коммерческие компании — акционерные общества, которые отвечают за весь цикл производства военной техники, осуществляют его на своих заводах или прибегая к услугам контрактного производства и контрактной разработки других предприятий.

Вертикально-интегрированные структуры должны находиться в конкурентной среде на рынке средств вооружений. На рынке тех видов вооружений, где конкурентная среда создается зарубежными производителями, возможно создание единой российской компании (по этому пути сейчас идут авиастроители). В тех случаях, когда конкуренция с зарубежными компаниями невозможна или слаба, необходимо оставлять 2—3 компании, обеспечивающие выпуск соответствующих вооружений и конкурирующие между собой.

Руководители вертикально-интегрированных компаний должны участвовать в акционерном капитале компании и, тем самым, иметь прямую заинтересованность в коммерческом результате и развитии. Финансирование конечного результата позволит МО переложить управление проектами по созданию вооружений на коммерческую компанию, находящуюся в конкурентной среде, возглавляемую мотивированным руководителем. Все это приведет к повышению эффективности использования финансовых ресурсов МО и к эффективному взаимодействию с предприятиями электронного комплекса, которые вне зависимости от вида собственности и прошлых заслуг должны будут доказывать, и показывать свою компетентность и коммерческую эффективность в создании требуемых ВПК электронных подсистем. Во многих случаях предприятия ВПК вынуждены будут создавать свои отделы по разработке и производству электроники, так как предприятия электронной промышленности не смогут предложить адекватную продукцию или услуги, но чем более развита будет электронная промышленность, тем тоньше будет электронная составляющая в предприятиях ВПК.

Для снятия лишних бюрократических барьеров во взаимодействии производителей вооружений и предприятий электроники необходимо передать контроль поставок компонентов для военной техники (в том числе электронных компонентов и систем) на предприятия, осуществляющие производство конечной продукции. Обязать производителей вооружений предоставлять в МО отчеты и другие документы, подтверждающие отсутствие «закладок» и возможность воспроизводства необходимых компонентов на территории России. Предусмотреть ответственность руководителей предприятий за реализацию этого контроля и отчетности. В основе этого решения лежит тот же принцип: Министерство обороны не должно водить всех соисполнителей «за руку», а должно ставить конечную задачу, наделять ответственностью головного поставщика, финансировать выполнение его проекта. Головной исполнитель сам сможет эффективно организовать своих субподрядчиков, особенно если будет видеть, что на эту задачу претендует еще пара крупных и достойных предприятий. В случае невыполнения требований, например по применению электронных компонентов, заказ может быть передан другим исполнителям.

Как связать науку с промышленностью?

Как построить мостик в несколько шагов, разделяющих науку и промышленность? По всей видимости, этим «мостиком» должны стать предприятия ВПК. Переход от научного эксперимента к единичному образцу осуществляется гораздо чаще, чем переход от единичного образца к промышленному производству, а производство военной техники, как правило, не носит массовый характер. Во многих случаях производство единичных образцов в военной промышленности — это и есть конечный результат. Возможно, правильным решением будет включение научных организаций в структуру вертикальных компаний, осуществляющих производство вооружений. На мой взгляд, финансирование прикладной науки в рамках предприятий ВПК — это наиболее эффективный способ сохранить научную школу и получить от нее коммерческую отдачу. На основе научных исследований в предприятиях ВПК будут создаваться новые технологии, и в тех случаях, когда просматривается перспектива их применения в массовых производствах, эти технологии будут выходить за рамки предприятий ВПК через партнеров из других отраслей промышленности, в том числе и электронной. Осуществлять перенос этих технологий в промышленность будут инженеры предприятий ВПК, для которых главным интересом жизни будет развитие созданной технологии, а не участие в программах вооружений. Теряя квалифицированного инженера, предприятия ВПК получат взамен развитый пласт технологий в электронной промышленности, с которой они взаимодействуют.

Что зависит от нас

Выше говорилось в основном о том, что нужно отрасли от государства, но кто же должен сказать государству об этом, убедить его, добиться решений? Не приходится рассчитывать на то, что представители других отраслей, заинтересованные в развитии национальной электронной промышленности, станут это делать. Тогда делать это должны руководители предприятий электронной промышленности. Наиболее активные руководители используют каждый контакт с представителями государственной власти, чтобы высказать свое видение государственной политики в области электроники, надеясь, что эти соображения будут переданы выше, будут включены в повестки, программы, законы и т.д. Однако эффект от этой работы слабый. Во-первых, потому, что высказываемые руководителями разных предприятий предложения не складываются в систему, некоторые из них даже противоречат друг другу. Во-вторых, потому, что контакты с государством, направленные на продвижение этих предложений, носят случайный характер. В связи с этим, я предлагаю наиболее активным и заинтересованным руководителям предприятий:

– предложить программы государственной отраслевой политики и внутренней отраслевой политики (взаимодействие между предприятиями отрасли);

– обсудить эти программы на конференции руководителей предприятий;

– подготовить и согласовать единую программу государственных решений и программу собственных действий;

– подготовить и принять план продвижения этих программ.

Наше издательство инициирует проведение первой конференции владельцев и топ-менеджеров предприятий единой электронной промышленности. Она состоится в начале декабря 2006 г. в Москве, подробности см. в разделе «Выставки и конференции» этого выпуска «Живой электроники России».

В заключение предлагаю всем заинтересованным в увеличении внимания к нашей отрасли со стороны государства пересмотреть свое отношение к государственной промышленной политике. Интересы государства и решения государства — это совокупность интересов различных отраслей и бизнес-групп. Если электронная промышленность не имеет четко сформулированной и поддержанной всеми предприятиями отрасли программы, и если мы не продвигаем ее в конкуренции и/или в коалиции с другими отраслями, то нам некого упрекать в том, что наших интересов нет в государственной политике. Надеюсь, пока нет.

ЛИТЕРАТУРА

1. Штерн К., Сток-мл. Дж. Стратегии, которые работают. Подход BCG. Издательство: «Манн, Иванов и Фербер», 2005.

2. Пенн М. Обзор мирового рынка полупроводниковой промышленности//ЖЭР, 2005, с. 10—14.

3. Борисов Ю. Итоги деятельности радиоэлектронного комплекса в 2004 г. и основные задачи на 2005 г.// ЖЭР, 2005, с. 23—26.

4. Мартынов В. Российская микроэлектроника: Пути развития. ЖЭР, 2005, с. 27—30.

5. Рудяк Б. Движущая сила российской электроники// ЖЭР, 2005, с. 18—22.

 

 

Оцените материал:

Автор: Иван Покровский



Комментарии

0 / 0
0 / 0
 

Горячие темы

 
 




Rambler's Top100
Руководителям  |  Разработчикам  |  Производителям  |  Снабженцам
© 2007 - 2017 Издательский дом Электроника
Использование любых бесплатных материалов разрешено, при условии наличия ссылки на сайт «Время электроники».
Создание сайтаFractalla Design | Сделано на CMS DJEM ®
Контакты